Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Информация с листа рассылки

Войти

Поиск


Э.Н. Арбитман, конец 1960-х

 

Памяти Э.Н. Арбитмана (1930-2002),искусствоведа, художественного критика,
сотрудника Радищевского музея (1956-1980)


15 лет назад, 15 апреля 2002 года, ушёл из жизни самый серьёзный и ответственный историк искусства, художественный критик и организатор музейной науки за всю историю нашего города Эмилий Николаевич Арбитман. На этой ниве он оказался в середине 1950-х скорее случайно, в силу неблагоприятных обстоятельств той поры, и здесь он нашёл свой путь. Уже в первые годы работы в Радищевском музее он стал не только прекрасным экскурсоводом и талантливым лектором, но также серьёзным экспозиционером, а главное – наиболее продуктивным исследователем истории отечественного искусства, включая художественную жизнь Саратова. Сам он в зрелые годы недооценивал свои ранние публикации о творчестве Василия Коновалова, Ивана Новосельцева, очерк о памятнике «Борцам революции 1905 года» Бориса Королёва. Но более глубоких научных работ о них пока не появилось.

Самое значительное его исследование «Жизнь и творчество Н.Н. Ге» было опубликовано в Саратове в 1972 году. Оно получило широкое признание у специалистов обеих столиц и множества провинциальных городов Советского Союза. На его основе Эмилий Арбитман защитил в МГУ искусствоведческую кандидатскую диссертацию. Расширенное переиздание этой книги вышло в 2007 году в Волгограде. В него были добавлены позднейшие раздумья автора о связи творчества Николая Ге с искусством последующей эпохи, а также его публикации о традиционном отечественном искусстве, как саратовские, так и московские. На основе сохранившихся рукописей впервые опубликованы статьи Э.Н. Арбитмана «Раннее произведение Г.Г. Мясоедова» и «Художник М.В. Нестеров: Поиски духовной сущности».

С 1980 года его публикации появлялись за пределами музейных изданий: в столичном журнале «Искусство», в альманахах «Советская живопись», «Панорама искусств», в сборниках Московского института истории искусств и Саратовского государственного университета. В журналах «Волга» и «Новое литературное обозрение» печатались его многочисленные рецензии, охватывающие широкий спектр проблем отечественного искусства; выходили монографические буклеты о творчестве Якова Вебера, Алексея Кравченко, Андрея Мыльникова.

Эмилий Арбитман ценил в художниках не только наличие самобытного дарования, но и внутреннюю независимость и принципиальность. «У него была позиция и начисто отсутствовала поза», – писал он о замечательном гравере А.В. Скворцове. Это жизненное кредо и самого Эмилия Николаевича, обеспечившее ему высокую оценку крупнейших искусствоведов страны и опасливое уважение саратовских художников. За научную непредубеждённость он ратовал всегда: ценил её в исследованиях прошлых времён и в оценках современного искусства. «Современность противопоставляется не прошлому, а мёртвому. Может быть современное чувство прошлого, как и заскорузлое, неживое чувство современности», – отмечал он в брошюре, посвященной проблеме современности в искусстве. Она читается с интересом и сегодня, ибо была в конце 1970-х действительно современной, а вовсе не своевременно-злободневной.

К семидесятилетнему юбилею Эмилия Николаевича, в 2005 году, я писал уже, ссылаясь на Ю.Г. Оксмана, о том, что «сборник – это самая лестная форма увековечивания памяти учёного». Частично мы с сыном Арбитмана выполнили эту заповедь. Но за пределами того, что мы сумели издать десять лет назад, осталось столько интересного и нужного, рассеянного по малотиражным изданиям и газетам, практически недоступного широкому читателю, что, может, следует задуматься хотя бы о виртуальном сборнике всех трудов искусствоведа. Уверен, что в основе своей они ничуть не устарели, ибо обладают серьёзным запасом прочности: честные статьи не подвержены инфляции хотя бы как свидетельство воззрений своей эпохи. А снабжённые толковым комментарием – обладают бесспорным интересом. Они оказались бы нужны и полезны многим.

И снова повторю написанное мною в 2005 году, ибо моё ощущение ничуть с той поры не изменилось: «С уходом Эмилия Николаевича мы потеряли взыскательного старшего товарища, к которому всегда можно было обратиться за советом, за трезвой и честной оценкой своих работ, который охотно поддерживал любые дельные начинания, авторитет которого держался его собственной непрестанной работой, к мнению которого внимательно прислушивались и музейщики, и художники, и коллекционеры, и многочисленные любители изобразительного искусства. Нет его, и сразу стал ощутим дефицит по-настоящему профессионального общения. Это только так говорится, будто незаменимых людей нет. Заменить такого уровня специалиста в ближайшие годы в Саратове шансов нет, хотя сам он делал всё от него зависящее, чтобы такая возможность появилась».



Е.И. Водонос,
Заслуженный деятель искусств Российской Федерации