Юридический адрес: 119049, Москва, Крымский вал, 8, корп. 2
Фактический адрес: 119002, Москва, пер. Сивцев Вражек, дом 43, пом. 417, 4 эт.
Тел.: +7-916-988-2231,+7-916-900-1666, +7-910-480-2124
e-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.,http://www.ais-aica.ru

Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Информация с листа рассылки

Войти

Поиск

Dernières actualités Louvre

Musée du Louvre (Paris, France) : Dernières actualités

25 сентября 2020

  • La France vue du Grand Siècle
    Si les gravures de Silvestre ont été largement diffusées, ses dessins demeurent méconnus. Le musée du Louvre en conserve un ensemble exceptionnel qui sera  présenté au public pour la première fois.
  • Delacroix, le dernier combat
    Film de Laurence Thiriat Fr., 2016, 52 min Au crépuscule de sa vie, Eugène Delacroix se lance dans un chantier monumental, la réalisation de peintures murales pour la Chapelle des Saints Anges dans l’église Saint-Sulpice à Paris.
  • Imaginaires, représentations de l'Orient
    La Fondation Lilian Thuram pour l’éducation contre le racisme et le musée national Eugène-Delacroix s’associent pour construire un projet singulier d’exposition et de médiation, offrant de présenter les oeuvres de la collection du musée de manière renouvelée. Un accrochage inédit de la collection du musée, dédié à l’Orient et à ses représentations, est proposé du 11 janvier au 2 avril 2018.
  • Dans les pas d'un jardinier
    Colloque suivi d'un concert Sous la direction scientifique d’Hervé Brunon et Monique Mosser, CNRS, Centre André Chastel, Paris Le colloque s’inscrit dans le cadre de la programmation « Histoire et cultures des jardins », commencée en 2007 et conçue avec la collaboration scientifique du Centre André Chastel. Cette rencontre sera consacrée à la figure de Pascal Cribier (1953-2015), jardinier et paysagiste, qui fut notamment aux côtés de Louis Benech et François Roubaud le concepteur de la réhabilitation du jardin des Tuileries (1991-1996) et s’affirme, avec près de 180 projets réalisés à travers le monde, comme un maître d’œuvre majeur.

 «Преподаю графику...»

«Здравствуйте, дорогие мои!»* - так начинались письма Ариадны Сергеевны Эфрон своим родным и близким, которые она писала в стенах Рязанского художественного училища в недолгий период пребывания в Рязани.
В архиве училища хранится личное дело А.Эфрон, где помимо анкеты находится ее заявление о приеме на работу преподавателем графики от 2 февраля 1948 года, где она сообщает о себе максимально скупые сведения. Между тем за все время существования училища она была единственным преподавателем, учившимся в Париже в училище прикладного искусства Аrt Publicite (оформление книги, гравюра, литография) и в училище при Лувре Ecole du Louvre (история изобразительных искусств). В числе ее преподавателей были такие русские художники как В. Шухаев и Н.Гончарова.
Судьба А.Эфрон драматична по фактам самой ее биографии, но еще более драматична она оттого, что большинство жизненных коллизий в ее жизни связано было не с ее собственной волей или выбором, а с теми событиями, которые совершались в то время в отечественной истории. В первую очередь решающую роль в ее судьбе сыграло то, что она была дочерью Марины Цветаевой и Сергея Эфрона. В 1921 году ребенком она была увезена родителями из Москвы за границу. После возвращения в 1937 году в СССР и нескольких месяцев самого благополучного периода жизни, когда у нее была любимая работа, любимый человек, друзья, она была арестована органами НКВД и провела 8 лет в лагерях. Во время второй волны репрессий в 1949 году была приговорена, как ранее осужденная, к пожизненной ссылке в Туруханский край. В 1955году была реабилитирована за отсутствием состава преступления. Короткий период, менее 2-х лет между ссылками она провела в Рязани. Это были первые трудные послевоенные годы.
«Преподаю графику на всех четырех курсах. Первые занятия были мне очень трудны..., а нужно было сразу взять нужный тон – кажется, мне это удалось. Задача моя очень усложняется необычайно пестрым контингентом учеников – от совсем маленьких мальчиков и девочек до бывших фронтовиков на одном и том же курсе, – причем все – очень различных уровней развития, художественного и вообще,» - пишет она из Рязани 22 февраля 1948 года. Среди этих «маленьких мальчиков» были рязанские художники, ныне уже ушедшие из жизни Александр Васильевич Суханов (преподававший в РХУ в 1964 – 1979 гг.) и Николай Алексеевич Корников. Они оба очень светло отзывались о А.Эфрон, о ее особой манере разговаривать, шутить, даже внешне она резко выделялась своей особой осанкой, красотой, улыбчивостью. Из Рязани Ариадна Эфрон писала своим родным, знакомым, поэтам Н.Асееву, Б.Пастернаку: «В маленьком холодном Рязанском музее висят работы твоего отца...В училище, где я работаю, есть театрально-декоративное отделение, а Шекспира нет и достать невозможно. Ни у меня, ни у училища нет ни средств, ни возможностей, а без Шекспира нельзя. Молодежь (в большинстве из окрестных сел) никогда его не читала, и, если не пришлешь ты, то, наверное, и не прочтет. «И Борис Пастернак слал в Рязань посылки со своими переводами Шекспира! «Твои книги безумно! – если бы ты их видел в эту минуту! – обрадовали ребят. Они только жалели, что ты им ничего не написал на них. И отобрали у меня даже бандероль, чтобы убедиться, что «он сам прислал». Если бы прислал сам Шекспир, вряд ли он произвел бы больший фурор.
В это же самое время и практически в жизненной аналогичной ситуации в рязанском художественном училище работал Георгий Карлович Вагнер(1908-1995) в будущем один из самых крупных ученых-исследователей культуры и искусства Древней Руси, доктор искусствоведения. По его воспоминаниям (записанным А.Н.Бабием), они не общались между собой, т.к. оба находились под пристальным вниманием НКВД, но глубоко симпатизировали друг другу.
У Ариадны Сергеевны, благодаря ее легкому характеру, открытости, неизбывной доброте, появилось много друзей среди студентов, с которыми она еще долгие годы будет переписываться после ареста, находясь в Туруханской ссылке. Среди этих верных друзей, которые носили ей передачи в Рязанскую тюрьму был Анатолий Фокин ( 1927-2005г.) – в будущей своей жизни известный русский театральный художник, заслуженный деятель искусств Удмуртской АССР (1956) и РСФСР (1958).Он так написал об этих незабываемых встречах: «...Ариадна Эфрон как-то изнутри вся светилась сама!.. Общение с ней обогатило духовно, научило нас жизнелюбию, нравственности, которую мы пронесли через всю жизнь...».
В эти полуголодные, безденежные годы, когда А.Эфрон не имела права вернуться к своим близким в Москву, она умела жить радуясь, восхищаясь розовым рязанским собором в Кремле, соснами в Солотче, солнышком на Пасху, наблюдательно с не изменявшим ей никогда чувством юмора описывала обитателей Рязани – «окружение мое гоголевское и чеховское, только без них самих».
Чтобы как-то существовать, в летние месяцы сорок восьмого года, когда студенты ушли на каникулы, вела всю канцелярию и библиотеку – «Зарплаты хватает на мороженое и папиросы - без всего прочего стараюсь обходиться». Характерно, что на архивной папке личного дела А.Эфрон имеются две надписи – «секретарь» и «преподаватель» (зачеркнуто). Это связано с нагнетавшей вокруг ранее репрессированных атмосферой: «Сегодня мне объявили приказ, по которому я должна сдать дела и уйти с работы. Мое место – если еще не на кладбище, то, во всяком случае, не в системе народного образования. Не можешь себе представить, как мне жаль. Хоть и очень бедновато жилось, но работа была по душе, и все меня любили, и очень хорошо было среди молодежи, и много я им давала....И работалось мне хорошо, и я много сделала. А теперь, когда я всех знаю по именам и по жизням и когда каждый идет ко мне за помощью, за советом, чтобы заступилась, или уладила, я должна уйти...» (из письма Борису Пастернаку). Колесо репрессий продолжало раскручиваться, Ариадна Сергеевна Эфрон была арестована в стенах училища 17 февраля 1949 года, через неделю после ареста Георгия Карловича Вагнера.
В автобиографии Ариадны Эфрон, написанной в 1963 году упоминание о работе в Рязани занимает всего две строки, но свет этого удивительного человека остался в душах ее учеников, которые теперь сдают в музей свои старые студенческие билеты с ее замысловатой росписью, свет этой личности остался в стенах самого училища, где слышался ее голос, смех, ее легкие шаги.

Ирина Протопопова
Член СХР искусствовед