Юридический адрес: 119049, Москва, Крымский вал, 8, корп. 2
Фактический адрес: 119002, Москва, пер. Сивцев Вражек, дом 43, пом. 417, 4 эт.
Тел.: +7-916-988-2231,+7-916-900-1666, +7-910-480-2124
e-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.,http://www.ais-aica.ru

Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Войти

Поиск

Dernières actualités Louvre

Musée du Louvre (Paris, France) : Dernières actualités

20 октября 2020

  • La France vue du Grand Siècle
    Si les gravures de Silvestre ont été largement diffusées, ses dessins demeurent méconnus. Le musée du Louvre en conserve un ensemble exceptionnel qui sera  présenté au public pour la première fois.
  • Imaginaires, représentations de l'Orient
    La Fondation Lilian Thuram pour l’éducation contre le racisme et le musée national Eugène-Delacroix s’associent pour construire un projet singulier d’exposition et de médiation, offrant de présenter les oeuvres de la collection du musée de manière renouvelée. Un accrochage inédit de la collection du musée, dédié à l’Orient et à ses représentations, est proposé du 11 janvier au 2 avril 2018.
  • Delacroix, le dernier combat
    Film de Laurence Thiriat Fr., 2016, 52 min Au crépuscule de sa vie, Eugène Delacroix se lance dans un chantier monumental, la réalisation de peintures murales pour la Chapelle des Saints Anges dans l’église Saint-Sulpice à Paris.
  • Dans les pas d'un jardinier
    Colloque suivi d'un concert Sous la direction scientifique d’Hervé Brunon et Monique Mosser, CNRS, Centre André Chastel, Paris Le colloque s’inscrit dans le cadre de la programmation « Histoire et cultures des jardins », commencée en 2007 et conçue avec la collaboration scientifique du Centre André Chastel. Cette rencontre sera consacrée à la figure de Pascal Cribier (1953-2015), jardinier et paysagiste, qui fut notamment aux côtés de Louis Benech et François Roubaud le concepteur de la réhabilitation du jardin des Tuileries (1991-1996) et s’affirme, avec près de 180 projets réalisés à travers le monde, comme un maître d’œuvre majeur.

Апокрифы Василия Шевченко

Скажи: твой беспокойный жар -
Смешной недуг иль высший дар? Е.Баратынский

Василий Иванович Шевченко родился 8 января 1926 года в селе Колыбелка Воронежской области в многодетной крестьянской семье. Мать занималась домашним хозяйством и детьми, а отец был прекрасным мастером-печником, виртуозом своего дела. Художник всегда с большим почтением и уважением вспоминал своего деда по материнской линии. Обувщик "золотые руки" оставался в его памяти всю жизнь, иногда появляясь в произведениях в образе "столетнего" деда, созерцающего бурный, экспрессивный мир.
В середине 30-х годов, в деревню на этюды приехал воронежский художник, имя которого осталось неизвестным во времени. Он пробудил у деревенского мальчишки интерес к визуальному изображению мира, в котором тот жил. Исполняя очередной пленэрный этюд, живописец просто выбрасывал использованные тюбики краски в траву. Подбирая и выдавливая остатки красок, юный Василий Шевченко попробовал рисовать.
Невольно художник подсказал ему возможный код последующих жизненных действий. Спустя много лет, рассказывая о себе, художник отмечал этот случай, как знаковый момент своей творческой биографии: "С этого все и повелось".
В 1939 семья переехала на жительство в город Лиски, где Василий Шевченко поступил в техническое училище, позже эвакуированное в Свердловск. Оттуда он и был призван в армию в 1943 году. В январе 1945 года получил тяжелейшее ранение под Кeнигсбергом. Война была закончена и все же она продолжалась для него, черными осколками застряв в теле и душе. Путь по госпиталям, многочисленные операции в Черняховске, Саратове, Москве, Липецке.

Самые острые, для начинающего художника, темы - Войны и Мира, Жизни и Смерти, уже тогда, властно требовали осмысления, и он много рисовал в госпиталях портреты окружавших его раненых солдат.
Всю последующую жизнь хранил художник, как самый дорогой и важный документ - военный билет.
Каждый год, задолго до 9 мая, волнение и трепет охватывали его, бередила душу странно щемящая смесь ужаса и счастья.
Василий Иванович начищал ордена, одевался во всё самое лучшее и ОБЯЗАТЕЛЬНО шёл на парад.
После войны, госпиталей начались мытарства. Казалось, путь в искусство мог бы быть проложен уже тогда, после лечения в Саратове. В самом конце 40 – х, выписавшись из госпиталя будущий художник, чуть было не поступил в Саратовское художественное училище, но подвело здоровье. Раны, как отзвуки войны, будут мучительно напоминать о себе всю последующую жизнь, ограничивая и сковывая.
Жизнь продолжалась, страна восстанавливалась, нужно было выживать, и молодой солдат брался за любую работу.
В Ростове-на-Дону, нанявшись матросом на корабль, ветеран войны, кавалер двух орденов Отечественной войны, вскоре остался "за бортом" - подняв тяжелый мешок, открылась рана, а ему было чуть больше двадцати.
Родители художника в 1950 году переехали в Липецк. Перебрался к ним поближе и Василий Иванович, да как оказалось навсегда.
Трудовая книжка Шевченко, за период с 1951 по 1972 год, пестрит многочисленными записями; тут и руководитель духового оркестра (да, да, представьте себе, играл на трубе, в 1956-1957 годах), и художник-оформитель на заводе, в трамвайном депо.
Каждая запись это целая трагикомедия, а когда и анекдот. Но Василию Ивановичу было не до смеха, к тому времени уже была своя семья, а прокормить её не получалось.
Зато творчество властно и настойчиво затягивало в мир живописи, пластики и мифологии. Уже тогда стал складываться свой неповторимый мир полный аллюзий, трагизма, сновидений и метафор.

В этом внутреннем мире уже жила уверенность в том, что его творчество ожидаемо и востребовано и во внешнем мире, без всяких границ. Думается, этот самобытный и до болезненности честный человек сумел стать посредником между культурами и эпохами, своего рода "мостом" между современной западной культурой и отечественной, между русским взрывом изобразительной культуры начала ХХ века и последней его четверти, овеянной новой вспышкой талантов и явлений.
Творчество художника (особенно с конца 70-х, начала 80-х годов) проявилось в нашем городе неожиданным и неиссякаемым потоком поверх платин и барьеров.
Всегда у зрителя, да и самого художника, есть интерес к поиску "художественных корней". Посещал музеи и выставки Шевченко много, но очень быстро (иногда бегом) - боялся "вирусов".Однако, любопытство, жажду и интерес к происходящему в художественной жизни ощущал постоянно. Можно предположить, что несмотря на дефицит информации того времени определённые сведения о художественных стилях, сложившихся в западном искусстве у Шевченко были, да и о творчестве столичных нонконформистов тоже. Если в Липецке в то время и не существовало современного изобразительного искусства, в чисто европейском смысле, то Василий Иванович изобретал и создавал его заново (экспрессионизм, сюрреализм – бесспорная канва его работ).
Живая, полноценная художественная среда уже существовала в Липецке, где тогда работали такие мастера как Виктор Сорокин, Вилен Дворянчиков, Михаил Виноградов, Виктор Королёв, Евгений Сальников, Александр Сорочкин - интереснейшие художники, сориентированные в недрах московской живописной среды и выработавшие свои индивидуальные манеры и стили. Необходимо отметить, что в эти годы изобразительная культура города формировалась в очень убедительную и необычайно разнообразную "липецкую школу".
В начале 70-х завязались у Шевченко глубокие дружеские отношения и с некоторых липецкими официальными художниками: Михаилом Виноградовым и Андреем Дюженковым.

В 1972 году они "переманили" Василия Ивановича из трамвайного депо в художественный фонд. Здесь он почувствовал себя «законным членом» художественного сообщества. Однако, мытарства продолжались, можно удивляться терпению и жизненной силе художника. Всё хуже и хуже было взаимопонимание в семье: ни с женой, ни с сыном, отношения не складывались. И, в конце концов, он оказался на улице - ушёл "в никуда".
Бездомный период продолжался недолго. Василий Иванович вернулся в однокомнатную квартиру отца (на улице Космонавтов), стены в которой художник расписал прекрасными деревьями - цветами, а обстановка была в основном представлена картинами, этюдами, рисунками.
Одним из самых счастливых и знаковых моментов в жизни Василия Ивановича можно считать встречу с « ангелом-хранителем» - Таисией Филипповной Федоровой, ставшей впоследствии его женой.
Это событие произошло в 1980 году, на пике его второго инфаркта, когда казалось, дни сочтены. « Ангел хранитель» оказался одним из ведущих кардиологов Липецка. После этой судьбоносной встречи художник прожил семнадцать, творчески насыщенных лет!
По рассказам Таисии Филипповны, Василий Иванович в течении почти 10 лет ( 70 - 80 годы), одержимо ходил на этюды по три раза в день, в любую погоду.
Упорство и убеждённость в том, что главным учителем художника может быть только природа, выработали такую степень профессиональной подготовленности, что о Шевченко невозможно
говорить как о художнике-любителе. Никакого разрыва с профессионалами не стало. Да и был ли он первоначально?
Однако, Василий Шевченко стеснялся своей пленэрной живописи. Множество этюдов им безжалостно уничтожалось и, практически никому и никогда не показывалось.
Шевченко всегда считал себя реалистическим художником. Буквальное, "в лоб" срисовывание с натуры ни во что не ставил. Ещё говорил: "Реализм это не то, что глаз видит, это то, что внутри!".
Василий Иванович самостоятельно постиг науку выражать свои мысли и чувства в точнейших цветовых отношениях, ритме и удивительной, неповторимой пластике. Его фантастические, иногда "бредовые", сюжеты невероятно убедительны и "реалистичны". Они стали настоящими АПОКРИФАМИ - пророчествами, предчувствием будущего.
Тысячи картин им написанных начали расходиться по всему свету - США, Испания, Италия, Корея, Финляндия. Известность, по-прежнему, носила несколько не официальный характер - в Союз художников России его приняли незадолго до смерти в 1991году. Творчество Василия Шевченко своей удивительной многозначностью, самобытностью, яркой индивидуальностью привлекало внимание искусствоведов. В разное время к его творчеству обращались: Роза Тимченко, Зинаида Крылова, Савва Ямщиков, Ксения Богемская, Татьяна Нечаева, Татьяна Кроль.
Часто сталкивался Василий Иванович со стеной тупого непонимания и неприятия его творчества со стороны тех, кто, по роду службы, должны были бы разглядеть и поддержать. И оставалась у него до конца жизни обида на чиновников и партийных руководителей, которые заставляли снимать непонятные для них картины с выставок. Художник не вписывался ни в понятие социалистического реализма, ни во всевозможные локальные концепции. Шевченко всегда оставался уникальным и единственным.
Искусствовед Татьяна Кроль писала : "По сути, его искусство было общенационально, одна, боль, одни большие проблемы».
Одна из важнейших характеристик произведений Шевченко – запоминаемость. Публика - художники и непрофессионалы, "мэтры" и молодежь, заходившая посмотреть, что "Васька накрасил" удивлялась, пугалась, смеялась, ругалась и восхищалась!
Единственное чего не было в этих просмотрах - зевоты и равнодушия. Энергия его произведений, живая и упругая, и у сегодняшнего зрителя вызывает сонм разноречивых чувств, исключая безразличие.
Совершенно очевидно то огромное влияние, которое в 90 – е годы Шеченко оказал на тогдашних молодых художников. Он стал для них своеобразным «гуру», во многом сформировал творческое мировозрение таких липецких художников как Илона Фёдорова,Светлана Немонтова, Евгений Вольфсон, Константин Малахов, Сергей Бугровский, Андрей Сулин и других. От Василия Ивановича словно исходило силовое поле, в недрах которого формировалось мировоззрение нового поколения художников.
В 80 - 90 годы, в зрелый период творчества Шевченко, визуальные ряды мастера явно разделились на несколько основных тем. Прежде всего это фантастические миры-метафоры, населенные выжженными деревьями, фантастическими животными, русалками, лешими, рыбами, вьющими гнёзда на деревьях, тигрокошками и волками с человеческими глазами, кричащими о гибели планеты. Щемящие образы детства с деревенскими кривыми хатками, лошадками и петухами, буйствующая природа Придонья с закатами и восходами оставались одними из любимых тем художника. Картины-притчи о войне, доходящие иногда до нелепых и страшноватых, по-детски наивных, социально-политических карикатур. И всё это был один человек, одна страдающая душа, один комплекс раздумий о мире, точнее о "мировороте"!
"В творчестве В.И. Шевченко явственно различаются несколько тем, особенно его волновавших. Светлая родина детства. Воспоминания об утраченном рае - вольной и мирной жизни природы, людей и животных. Горечь военных лет. Предвидение экологических катастроф. Эти темы раскрываются через яркие метафоры, аллегории, символы, выразительнейшие образы,вызывающие радость, тревогу, боль. Они обращаются к совести.
Они напоминают о том, что забывать нельзя, безжалостно корят за попустительство, предупреждают об ответственности людей за судьбу человечества. И еще они дарят бесконечное восхищение талантом живописца, бескомпромиссностью художника, шедшего своим собственным путем" - так написала о художнике искусствовед, член-корреспондент Российской академии художеств Татьяна Нечаева.
Тема войны всегда оставалась для художника одной из самых волнующих, но при этом принимала самую зашифрованную,самую иносказательную форму. Наиболее загадочные и не до конца прочитанные современниками образы именно оттуда. Если, глядя на его работу, вдруг возникает пронзительное и невыразимое ощущение, щемит сердце - значит художник снова пытался с нами говорить о самых мучительных своих воспоминаниях, о той страшной войне.
Шевченко чаще всего работал дома, писал много и жадно. Бывало, что поверхностей не хватало и тогда мог закрасить уже написанное произведение или сделать двухстороннюю картину. А когда уж совсем не было возможности заниматься живописью, рисовал. Акварель, тушь, гуашь, масло, часто невообразимые сочетания материалов. Однако всегда заботился о том, чтобы рисунки были прочны и долговечны.
Живописные произведения липецкого художника Василия Шевченко принято относить к категории "наивное искусство".Часто у зрителя возникает ряд вопросов и сомнений в точности соответствия принадлежности Шевченко к лагерю "наивистов". Попытаемся вникнуть в этот круг вопросов несколько глубже и внимательнее. Творчество Василия Ивановича Шевченко вряд ли можно отнести к привычным проявлениям "наивного искусства" (Анри Руссо, Пиросмани, бабушка Мозес), так как Шевченко был достаточно подготовленным художником. На мой взгляд, он ближе к Михаилу Ларионову, Пабло Пикассо, Наталье Гончаровой, Паулю Клее.
Как и выше названные мастера Василий Иванович выработал свой неповторимый стиль, имеющий в основе традиционную пластику "примитивного искусства". Интересно отметить музыкальные предпочтения Василия Ивановича. Грузинские народные песни чаще всего сопровождали его в творческих поисках. Может так выражалось его невидимое родство с Пиросмани.
Изобразительный язык Шевченко очень близок к "детскому". Его работы отличает иной раз обратная перспектива, отсутствие светотени, воздушной дымки, некая "неаккуратность" в наложении красок, склонность к тотальным обобщениям. Цвета преимущественно открытые, краски почти не смешиваются. Работы художника обладают исключительной эмоциональной и смысловой активностью, явно прослеживается склонность к экспрессивно-колористической манере письма. Узнаваем ряд "фирменных" приемов и персонажей: рыбы, птицы, животные, русалки, написанные широченным мазком, изломанные деревья, невиданные здания-конструкции часто с загадочно светящимися окнами. Картины В.И. Шевченко профессиональные и одновременно «детские». Такое сочетание является уникальным, так как эти понятия, в рамках традиционного мышления, несовместимы как формулировка «профессиональный ребенок». На сегодняшний день Шевченко - это профессиональный художник с многочисленными регалиями и выставками, но при этом его искусство сохраняет простоту, ясность, предельную искренность и провидческость - качества, которыми обладают подлинные произведения искусства и часто детские работы.
На картинах Василия Ивановича рука профессионала видна во всём: блестящие и нестандартные композиционные решения, уверенное владение изобразительными и выразительными средствами изобразительного искусства.
Василий Иванович не раз говорил: "Я не пишу ни животных, ни человека, ни строений. Я пишу идеи, которые надо долго лелеять, что бы они приобрели выразительность, и тогда над цветом не надо думать, он приходит сам собой". Зашифрованный мир, создаваемый художником, это всегда притча. Предчувствие гибели природы, стремительно надвигающейся экологической катастрофы, предостережение о самонадеенности человека. Всё это очень сближает художника Шевченко с контекстом традиции мирового экспрессионизма.
Выдающийся московский искусствовед и арт-критик Сергей Кусков в дипломной работе: "Вопрос о принадлежности Филонова к экспрессионистической традиции" записал такую мысль: "Экспрессионист тяготеет к глобальности тем и задач, к многозначительности и подтекстности изображения и склонен к творению собственной изобразительной притчи или мифа, а в методе часто переплетено архаическое и ультрасовременное [экспрессионизм] это несомненно идейное искусство". На мой взгляд, Василий Шевченко попадает в эту категорию. В зрелый период своего творчества Шевченко активно стремился сделать видимым, чувственно воспринимаемым внешне невидимое, недоступное повседневному взору и опыту.
Этот художник является наиболее ярким, запоминающимся представителем экспрессионистической культуры Липецка.22 февраля 1997 года художник ушел из жизни.

Вот некоторые «заповеди» художника Шевченко.

  • «Философия мысли» - это глубокая убеждённость, что художник ни в коем случае не фотограф жизни, что он не должен [пассивно] отображать действительность; мало того, художник не должен и договаривать всё до конца, но оставлять огромное пространство для мысли, фантазии, сомнений зрителя.»
  • «Философия цвета» - это отношения. Я когда картинку крашу, сразу вижу, чего она требует - не возвращаюсь, не дописываю. Тут и кистью работаешь, и рукой мазнёшь, и из тюбика - только успевай!»
  • «Человек должен все время думать – кто я? Зачем, что сделал на свете, не зря ли существую? Мне кажется, в космическом пространстве человек – некий инструмент, он должен состояться, исполнить свое предназначение.»
  • «Любой цвет может кричать, говорить, петь. Живопись – это ведь диалог со зрителем. Я вот на выставку работ не много своих повесил. Чтобы диалог немногословным был. Но чтобы услышали.»
  • «В гармонии счастье. Человек слуга Природы, он должен один немо слушать Природу. Я ее чувствую кожей, обонянием, слухом –всем!»
  • Художник живет в своих произведениях, которые будут будить разум и чувства еще многих поколений зрителей, художников, исследователей.

Буева О.С. член СХ России, старший
научный сотрудник ЛОКГ.