Юридический адрес: 119049, Москва, Крымский вал, 8, корп. 2
Фактический адрес: 119002, Москва, пер. Сивцев Вражек, дом 43, пом. 417, 4 эт.
Тел.: +7-916-988-2231,+7-916-900-1666, +7-910-480-2124
e-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.,http://www.ais-aica.ru

Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Войти

Поиск

Dernières actualités Louvre

Musée du Louvre (Paris, France) : Dernières actualités

01 октября 2020

  • La France vue du Grand Siècle
    Si les gravures de Silvestre ont été largement diffusées, ses dessins demeurent méconnus. Le musée du Louvre en conserve un ensemble exceptionnel qui sera  présenté au public pour la première fois.
  • Delacroix, le dernier combat
    Film de Laurence Thiriat Fr., 2016, 52 min Au crépuscule de sa vie, Eugène Delacroix se lance dans un chantier monumental, la réalisation de peintures murales pour la Chapelle des Saints Anges dans l’église Saint-Sulpice à Paris.
  • Imaginaires, représentations de l'Orient
    La Fondation Lilian Thuram pour l’éducation contre le racisme et le musée national Eugène-Delacroix s’associent pour construire un projet singulier d’exposition et de médiation, offrant de présenter les oeuvres de la collection du musée de manière renouvelée. Un accrochage inédit de la collection du musée, dédié à l’Orient et à ses représentations, est proposé du 11 janvier au 2 avril 2018.
  • Dans les pas d'un jardinier
    Colloque suivi d'un concert Sous la direction scientifique d’Hervé Brunon et Monique Mosser, CNRS, Centre André Chastel, Paris Le colloque s’inscrit dans le cadre de la programmation « Histoire et cultures des jardins », commencée en 2007 et conçue avec la collaboration scientifique du Centre André Chastel. Cette rencontre sera consacrée à la figure de Pascal Cribier (1953-2015), jardinier et paysagiste, qui fut notamment aux côtés de Louis Benech et François Roubaud le concepteur de la réhabilitation du jardin des Tuileries (1991-1996) et s’affirme, avec près de 180 projets réalisés à travers le monde, comme un maître d’œuvre majeur.

В 2011 году исполнилось сто лет со дня рождения Владимира Ивановича Овчинникова (1911-1978), известного ленинградского живописца, одного из крупнейших мастеров пейзажа 50-70-х годов прошлого века. Ушедший из жизни в расцвете творческих сил, он оставил богатейшее художественное наследие, которое ещё ожидает своего глубокого вдумчивого исследования и достойной оценки.

Творчество Владимира Овчинникова по праву принадлежит двум замечательным художественным школам – саратовской и ленинградской. Родившись на Волге под Саратовом, получив художественное образование в Саратовском художественном техникуме у Петра Саввича Уткина, он с 1931 года жил и работал в Ленинграде, навсегда связав свою судьбу с городом на Неве. Здесь в 1930-е он продолжил художественное образование сначала в Институте живописи, скульптуры и архитектуры, затем в студии Василия Савинского и ленинградском институте повышения квалификации работников искусств у П. С. Наумова, А. Е. Карева, М. Д. Бернштейна, В. В. Сукова, Р. Р. Френца.  Здесь в трудные послевоенные годы восстанавливал и совершенствовал профессиональные навыки, работая бок о бок с такими же, как он, художниками-фронтовиками - Сергеем Осиповым, Николаем Тимковым, Дмитрием Маевским, Арсением Семеновым, Иваном Савенко, Василием Жаворонковым, Алексеем Ереминым, Петром Васильевым и другими. Здесь с начала 1950-х участвовал в выставках ленинградских художников. Эта «школа», это ни с чем не сравнимое творческое общение помогли в полную силу раскрыться и засверкать новыми гранями его незаурядному живописному дарованию.

 Вечер на Волге. 1975

Увы, как нередко случается, первое настоящее признание пришло к Овчинникову уже после кончины. Масштаб дарования художника, представший на выставке 1988 года в залах Ленинградского Союза, поразил даже, казалось бы, хорошо знавших его коллег. Вскоре последовали международное признание и известность. На аукционах «L' Ecole de Leningrad» в Париже в 1989-1991 годах пейзажи Овчинникова пользовались безоговорочным успехом. Один из них был приобретен для парижской мэрии будущим президентом французской республики мэром французской столицы Жаком Шираком.

Сегодняшний интерес к творчеству Владимира Овчинникова вполне объясним. Здесь как причины, коренящиеся в особенностях его яркого индивидуального дарования, так и всего искусства послевоенных десятилетий. По крайней мере, лучшей его части. Не в последнюю очередь этот интерес объясняется назревшей потребностью очистить представление об искусстве ушедшей эпохи от позднейших искажений и бытующих предрассудков, нащупать в его богатейшем наследии ту талантливую здоровую основу, опираясь на которую можно двигаться вперед. Применительно к творчеству Владимира Овчинникова и его ленинградских современников такие размышления не кажутся излишне пафосными. Ни в этом ли заключается одно из предназначений живописного наследия 1950-1980-х годов, достойное место в котором принадлежит пейзажам художника?

Дождь прошёл. 1961

В этой статье мы хотим показать Владимира Ивановича Овчинникова глазами  современников – художников, искусствоведов, друзей, родных, близко знавших его, непосредственно наблюдавших в процессе творчества. Эти живые наблюдения помогают лучше понять личность человека, приоткрывают творческую лабораторию мастера, правдиво говорят о его времени. Воспоминания была передана автору в середине 1990-х младшим сыном художника ныне покойным Львом Владимировичем Овчинниковым. Тогда же они были частично опубликованы в на сайте, посвященном творчеству Владимира Овчинникова и других ленинградских художников.

Художник Сергей Осипов (1)

«Владимир Иванович, на мой взгляд, был восторженным, темпераментным художником. Уроженец саратовских просторов Волги, он горячо любил свою Родину. Мне приходилось немало общаться с ним и даже жить в одном доме на Песочной набережной, а иногда и вместе ездить на этюды. Наши беседы, разговоры в большинстве случаев шли об искусстве, из них ясно было видно, что, как истинный художник, он любил и преклонялся перед всем лучшим, что было создано в искусстве, как русскими художниками, так и западноевропейскими. Особенно он любил Левитана, Коровина, Виноградова, Жуковского и, конечно же, импрессионистов и их последователей, среди них выделял Ван Гога за его эмоциональность и темпераментность.

Весна идёт. 1972

В наших совместных поездках на этюды мы и жили и работали вместе. Вместе ходили на этюды, даже иногда рядом писали один и тот же мотив, но, конечно, по-разному, что не мешало нашей близости. Обычно, прежде чем написать этюд, мы внимательно всматривались в натуру, думали о нем, компоновали его, конечно в тайне, каждый по-своему, а потом уже приступали к работе. Я хочу сказать, что ни один этюд, ни один пейзаж не был случайным, необдуманным.

Приступая к работе, Владимир Иванович сначала тщательно прорисовывал каждую деталь, почти до мелочей, а уже после приступал к живописи. В природе он стремился прочувствовать, понять состояние и общую цветовую гамму данного момента, что зачастую и достигал на своем холсте. Излюбленными его гаммами, я замечал, были зелено-голубая и розовая. Иногда для этого он готовил соответствующего цвета грунта.

Первая наша с ним поездка была "во Псковщину", в старый Изборск. Он впервые попал в эти края и ему очень здесь понравилось. Ему импонировали в какой-то мере Изборские дали, поля, овраги и, конечно, глубокая старина России. Он говорил, что пейзаж Изборска напоминает ему родные волжские просторы, а Волгу он любил больше всего.

Волга. Ветреный день. 1970

Работая непосредственно с натуры, мы ставили задачу сделать не просто рабочий этюд для задуманной картины, а стремились создать самостоятельное произведение, как бы работая вместе с природой, как говорил Пикассо. Для такой работы требовался и опыт, и самовоспитание и немалые думы. Ездили мы с ним еще в Погост Сенно, что на Псковщине, писали раннюю весну, работали с большим увлечением. То было прекрасное время, пишешь и слышишь звон церковного колокола, и все это давало особый душевный настрой.

Ездили мы и в город Старицы, зимой. Работали с увлечением и восторгом. Красивый русский городок с сохранившейся стариной, особенно красив зимой, среди белого снега. Работали и в мороз, и в слякоть, бывало, занесет палитру снегом, стряхнешь и продолжаешь работать, невозможно уйти, хочется закончить.

В Старице. 1974

Из всех наших разговоров и моих наблюдений представляется, что Владимир Иванович был приверженец Саратовской школы, родоначальником которой был выдающийся художник Борисов-Мусатов. Из этой школы впоследствии вышли Петров-Водкин, Павел Кузнецов, Сарьян, Александр Савинов и Петр Саввич Уткин (2), у которого, как говорил Владимир Иванович, он учился в Саратове и получил первые навыки и живописные принципы. К ним, по существу, он и стремился в своих работах на протяжении всей творческой жизни».

 

Константин Овчинников, старший брат художника (3)

«Деревня Есиповка, в которой мы родились и провели свое детство, была расположена на 8-ой версте Астраханского тракта, выходившего из Саратова на юг. В 1917 году в ней было 60 дворов. Наша мать Надежда Яковлевна прожила недолго и в 1916 году умерла. Отец во время войны работал на скотобойне и мы - я, Володя, и младший брат Гриша остались на попечении бабушки и теток.

В детстве большую часть времени мы проводили на улице. Любили играть в лапту, козны-бабки, казаки-разбойники, но часто большой компанией уходили в незнакомые интересные для нас места на природе, чаще всего на большие пруды, в овраги и даже на берега Волги.

Учиться Володя пошел в 1920году, а где-то классе в третьем он познакомился с ребятами, занимавшимися в кружке изобразительного искусства при Дворце Культуры железнодорожников и тоже в него записался. Вскоре он стал делать успехи в рисовании и тогда решил выучиться на художника. Все остальное для него уже было второстепенным.

Перед дождём. 1954

В 1927 году Володя поступил в Саратовский художественный техникум. Во время учебы он жил на квартире вместе со своим новым другом Мишей Богоявленским. После окончания 1-го курса (4) они совершили большой туристический поход по Волге от Саратова до ее истока. Большую часть пути они прошли пешком. Хорошо помню, как мы провожали их в этот поход на пристани. Они очень тщательно подготовили свою одежду и снаряжение. У каждого был огромнейший рюкзак. Обуты были в крепчайшие солдатские ботинки. Первую остановку они сделали в Ульяновске, прошли пешком по Жигулям. Знаю, что были в Казани, Нижнем Новгороде, Плёссе, Ярославле, Костроме, Твери, дошли до Селигера.

Это постижение природы, интерес к жизни, к обычной жизни страны сыграли большую роль в дальнейшем, в его взрослении, становлении как личности. Володе везло на хороших учителей и друзей-товарищей, как Уткин, Савинов, Щеглов, Сева Шаталин, Миша Богоявленский. В 1929 году, когда ему еще не было 18 лет, он впервые участвовал в областной выставке, а осенью 1931 года вместе с большой группой молодых саратовских художников уезжает в Ленинград для поступления в Академию художеств. Началась новая жизнь...

Улица в Пристанном. 1966

По-моему, больше, лучше всего Володя выразил себя как художник в этюдах. Недаром большая  часть их покупалась как законченные картины. Я не встречал людей, которые не приходили бы от них в восхищение... Кстати, я считаю, что по части изображения неба ему не найдется равных в нашем искусстве». 

Художник Петр Васильев (5)

«Владимир Иванович Овчинников был очень одаренным человеком, от природы ему было дано многое. Мне часто приходилось бывать с ним на творческих базах. Работал он там очень плодотворно, интересно, но работы не любил показывать никому. Приходя на этюд, он долго, не спеша, всматривался в натуру, потом делал на палитре рамочку с пропорциями холста и в цвете воспроизводил отношения будущего этюда.

Любой этюд он начинал с неба. Мне он говорил: "Никогда не торопись начинать писать, вначале присмотрись, какой сегодня день, розовый, голубой, серый и т.д ...". Терпеть не мог холстов одинаковых в цвете, заученных, как он говорил, а тем более, если Север и Юг писался одинаково в цвете.

Лунная ночь на Волге. 1975

Однажды он преподал урок того, как надо писать с натуры. На берегу реки Волхов стоит красный кирпичный дом. Его частенько называют домом Годлевского (6), потому что он его взял во всю силу красного, т.е. киноварью и никого этим не удивил. Была осень, и вот однажды Владимир Иванович обратил внимание на этот дом и написал его. Только красного там почти не было, но как написал! Московский художник Буланкин (7) видел, как Владимир Иванович писал, а потом ходил и всем в восхищении говорил: "Как без напряжения и потуг мог создать на холсте совершенно удивительную вещь Овчинников!?".

Владимир Иванович, на мой взгляд, был явлением в Ленинградском Союзе художников, но прошел свой творческий путь по-настоящему неоцененным. Видимо, кого-то это устраивало. Когда я смотрю его работы, то всякий раз прихожу в неописуемый восторг и радость от его задушевной, чистой, светлой, оптимистической живописи».

Художник Иван Новосельцев (8)

«В 1961 году я участвовал во Всесоюзной художественной выставке в Москве. Идя по выставке, я вдруг был остановлен: что-то страшно родное, нашенское, саратовское. Я не удержался, подбежал к холсту. Мать моя! Там написано: Овчинников В. И.. Пейзаж видимо был написан по материалам, которые он собирал у нас в Пристанном. Хорошо узнавались наши избушки, овраг и это замечательное, чудесное, очаровательное небушко. Как он умел взять его, вот это небо! Самое главное, пейзаж этот был невероятно светлым, до такой степени светлым, что я был совершенно потрясен...

Дорога в Пристанное. 1971

Хочется рассказать про летние вечера, проведенные вместе с Володей в Пристанном. Представьте себе дачу, веранду в лунную ночь, перед нами сад, за садом наша матушка-Волга. Луна! Светло! Удивительно светло!! Само собой разговорились о Есенине. Володя говорит: "Вот, понимаешь, Ваня! Ведь Есенин-то родился сразу Великим поэтом...". Он много знал наизусть его стихов и мы часто читали их друг другу. Это наше общение с Есениным в лунные саратовские ночи на даче в Пристанном было трогательным, очаровательно прекрасным и не забудется никогда.

Этюды в Пристанном он писал подолгу и много. Сидел над оврагом и писал в любую погоду. Работал очень вдумчиво, вникал в каждую деталь. Вначале мне казалось, что он разбеливает. Но потом я увидел, что нет! То не разбел! Это напоенная светом живопись, наполненная светом и невероятной чистотой. Я бы сказал, что он всё пишет небом. Всё пишет небом, вот такая чистота!

Он многое рассказывал об Уткине Петре Саввиче. Володя весь был пропитан его школой и его отношением к живописи. Буквально всё своё время он отдавал живописи. У меня даже сложилось впечатление, что кроме литературы по искусству он мало что читал. Однажды я предложил ему прочесть роман А. Толстого "Петр I", на что он ответил: "Вань, у меня сейчас совершенно нет времени и нет тех излишних внутренних ресурсов, чтобы читать другую литературу. Я единственно, что могу сейчас прочесть - это брошюрку о Боголюбове, написанную нашим саратовским искусствоведом".

Весна. 1956

Работы Овчинникова В. И. отличаются сугубой особенностью. В чем она заключается?  Я бы сказал, что он не писал небо или землю, фигуры людей, дома и т.п., он ничего этого не делал. Он создавал поэзию. Поэзию!! Вот в чём весь фокус Владимира Ивановича. И когда смотришь на его работы, то вот, волнуешься! Просто волнуешься, чёрт возьми!! И невозможно уйти от них, а когда уйдёшь, то они преследуют тебя. Едешь ли по Волге пароходом, смотришь ли на небо - и опять видишь Овчинниковское небо. Смотришь на зелень - и ... чёрт возьми! Опять Овчинниковская зелень! Его глазами начинаешь уже видеть! Это речь уже идет о силе воздействия его искусства. О его богатейшей особенности, поэтической особенности его искусства».

Художник Петр Курлев (9)

«С Владимиром Ивановичем мы познакомились ещё до войны, а в конце 1940-х годов вместе работали в копийной мастерской ЛенИЗО на 26-й линии Васильевского острова. Нас сближала совместная работа и общие взгляды на искусство.

В 1949-1950 годах копийные мастерские были ликвидированы, а работавших в них художников перевели на творческую работу по написанию "живописи малых форм" - так называемой массовой картины. Эти вещи продавались через магазины, подчиненные ЛенИЗО. Один из них был в Гостином Дворе, другой под кинотеатром "Титан". По содержанию это были пейзажи, натюрморты, изредка жанровые сцены. Они оценивались сравнительно недорого, с тем, чтобы их приобретало население. Владимир Иванович увлеченно отнесся к этому делу.

Каспий. Рыбацкие лодки. 1959

Однажды мы с ним поехали в Токсово и сняли на лето для работы небольшой дом. Приходя с этюдов, мы ставили свои работы, смотрели и обсуждали их. Владимир Иванович работал с увлечением, не боялся и больших холстов. Мне запомнилась одна из его работ, она была необыкновенно подана. Это цветы "Иван-чай", он написал их крупным планом, они как-то доминировали на всем холсте и я считал, что эта работа ему удалась. Она была решена как-то по-своему, оригинально, без всяких ссылок на других художников, никакого подражания. Это была его работа, его мышление, его подход, его композиция...

Весь зимний период в мастерской коллектив писал натюрморты. Овчинников В. И. натюрморты  не писал, он в то время уже работал декоратором в универмаге ДЛТ. Он оригинально оформил внутренние помещения этого многоэтажного, шикарного магазина, а также его витрины. Возле них всегда было много народа. А в свободное время Владимир Иванович писал этюды.

Вечер на Днепре. 1956

Так прошла зима, а летом он с семьей уехал на Украину в город Канев. Осенью мы с ним встретились, он очень радушно меня принял, а мне не терпелось увидеть, что же он написал. И вот он вынимает этюды... Да! Друг мой продвинулся здорово! Он привез тогда интереснейшие пейзажи Днепра, большинство ландшафтные, с широкими Днепровскими просторами. У него появилось свое решение в живописи, колористически его новые работы воспринимались как-то по-своему красиво, интересно, тонально.

Вскоре по этюдам он написал небольшую картину "На Днепре". Вечер, спокойная вода, колорит коричневато-красный. Пейзаж как-то тепло передавал вечернее состояние, он понравился многим художникам. И в 1953 году Владимира Ивановича приняли в члены Ленинградского Союза художников. Наступил новый этап в его жизни».

Искусствовед Михаил Удалеев (10)

«В среде своих ленинградских коллег Владимир Иванович был выдающимся мастером этюда. Наблюдая за его работой на пленэре, я удивлялся остроте его видения и его поистине снайперской меткости. Он не боялся писать этюды на больших, почти картинного размера холстах. Приготовив рабочее место, художник садился на раскладной стулик под большой зонт и некоторое время зорко всматривался в открывавшийся перед ним вид. Выдавив из тубов нужные краски и быстро определив тоновые отношения, он приступал к работе со всей присущей ему энергией, пока не изменялось световое и цветовое состояние натуры. Поэтому-то на его этюдах встречаются незаписанные места.

Никакой фальши и отсебятины - таков был его девиз. Он был непримиримым врагом дилетантизма, нетерпимо относился к делателям "видочков" и смазливых картинок, далеких от правды природы.

Весна. 1971

Однажды я спросил Володю, что больше всего волнует его при общении с природой на этюдах, какие задачи он хочет разрешить?  - Задачи, - ответил он, - ставит сама натура: состояние погоды, неба, вид построек, характер местности и т.п. Легкость письма - вот основное, что нужно мне впредь. Но легкость не должна пониматься механически. Нужно передать всю полноту и убедительность ощущений: весомость гор, их твердость, тяжесть воды (как ртуть) и всю полноту цветового богатства неба, четкую ясность контуров рельефа, до графичности, либо силуэт полей, лугов, выжженной травы, группы лесков и кустов, деревень, дорог, идущих теней, все богатство слоев почвы на склонах и оврагах с щелями и дырками птичьих гнезд. Все, что видно, не смазывая, сохраняя всю красоту ажурности и пластичности рисунка, все четко, но мягко, цветно и гармонично. Писать надо сложно, с большим чувством и вкусом, писать реально, правдиво, в высшей степени художественно.

Так ответил Владимир Иванович на мой вопрос летом 1967 года, и я записал его ответ почти дословно».

 

                                                                                                                     Сергей Иванов


 

 ЛИТЕРАТУРА

1. Владимир Иванович Овчинников. Выставка произведений. Каталог. – Л: Художник РСФСР, 1984.

2. L' Ecole de Leningrad. Catalogue. – Paris: Drouot Richelieu, 16 Juin 1989.

3. Peinture Russe. Catalogue. – Paris: Drouot Richelieu, 18 Fevrier, 1991.

4. Les Saisons Russes. Catalogue. – Paris: Drouot Richelieu, 29 Novembre 1993.

5. Matthew Cullerne Bown. A Dictionary of Twentieth Century Russian And Soviet Painters. 1900 – 1980s. – London: Izomar Limited, 1998.

6. Vern G. Swanson. Soviet Impressionism. – Woodbridge, England: Antique Collectors' Club, 2001.

7. Иванов С. В. Неизвестный соцреализм. Ленинградская школа. – Санкт- Петербург: НП-Принт, 2007.

8. Пышный И. Н. Ленинградская живописная школа. Соцреализм 1930–1980. Некоторые имена. – Санкт-Петербург: Коломенская верста, 2008.

9. Иванов С. В. Владимир Иванович Овчинников в воспоминаниях современников. К столетию со дня рождения // Петербургские искусствоведческие тетради. Выпуск 23. СПб., 2012. С.46-53.

10. 80 лет Санкт-Петербургскому Союзу художников. Юбилейная выставка. СПб., «Цветпринт», 2012.

                                                                               

Примечания

1. С. И. Осипов. Воспоминания о Владимире Овчинникове. Приводится по рукописи воспоминаний. Осипов Сергей Иванович (1915-1985), ленинградский живописец и педагог. Окончил ЛИЖСА в 1943 году. Член ЛОСХ РСФСР.

2. Уткин Пётр Саввич (1877-1934), саратовский художник и педагог. Окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества в 1907 году. После революции преподавал в Рисовальном училище имени А. П. Боголюбова в Саратове, в ИЖСА в Ленинграде.

3. К. И. Овчинников. Воспоминания о Владимире Овчинникове. Приводится по рукописи воспоминаний.

4. Здесь и далее в воспоминаниях встречаются некоторые расхождения в датах с другими источниками. Сохранена оригинальная редакция.

5. П. К. Васильев. Воспоминания о Владимире Овчинникове. Приводится по рукописи воспоминаний. Васильев Петр Константинович (1909-1988), ленинградский живописец. Окончил ЛИЖСА в 1938 году. Член ЛОСХ РСФСР.

6. Годлевский Иван Иванович (1908-1998), ленинградский живописец. Окончил ЛИЖСА имени И. Е. Репина в 1949 году. Член ЛОСХ РСФСР.

7. В. С. Буланкин (1921-1974), московский живописец, Заслуженный художник РСФСР. Окончил МГХИ им. Сурикова в 1951 году. Член МОСХ РСФСР.

8. И. М. Новосельцев. Воспоминания о Владимире Овчинникове. Приводится по рукописи воспоминаний. Новосельцев Иван Михайлович (1914-1988), саратовский живописец, Заслуженный художник РСФСР. Окончил Саратовское художественное училище (1934), Одесский художественный институт (1941). Член СХ РСФСР.

9. П. Курлев. Воспоминания о Владимире Овчинникове. Приводится по рукописи воспоминаний.

10. М. Удалеев. Воспоминания о Владимире Овчинникове. Приводится по рукописи воспоминаний.