Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Информация с листа рассылки

Войти

Поиск


Вдохновленный Югрой.

Молодой художник из Екатеринбурга Владимир Игошев в 1954 году впервые приезжает на Север, исполняя свою мечту – побывать в загадочном крае, где живут ханты и манси. Что может быть увлекательнее для творческого человека поездки в места, еще никем никогда не изображенные? Игошев был первым художником, приехавшим в Югру. Путешествие в «сказочный мир», каким представлялся художнику Ханты-Мансийский округ, совершилось по закону жанра – на оленьей упряжке со звенящими бубенцами, управлял которой манси Степан Куриков. Своей душевной открытостью и искренней добротой завоевал уважение мансийский оленевод, представитель древнего народа в глазах Игошева. «Несомненно, по воле провидения, я связал себя многолетней дружбой с оленеводами, охотниками – да и не только! – двух великих народов Севера – ханты и манси. Непростые условия их жизни и труда, нередко бездумное наступление прогресса на места их извечного обитания не только не ожесточили душ этих мужественных людей, но, наоборот, крепили их жизнестойкость, исторический оптимизм, преданность традициям и обычаям своих далеких предков», писал Владимир Александрович в своих воспоминаниях. Человек, родившийся в Башкирии, проживший основную часть своей жизни в Москве, объездивший немало уголков нашей Родины и повидавший другие страны, полюбил именно Ханты-Мансийский округ.
Впервые представив на выставках, вначале на всероссийской, а затем и на всесоюзной, ханты-мансийские работы, Игошев показал обществу далекий и незнакомый край и населяющий его народ. Глядя на портреты, написанные с нежностью и любовью, зрители спрашивали художника: «Неужели эти манси такие красивые?». Друзья же Игошева пытали его, в чем заключается секрет такой глубокой увлеченности Севером. «Я хочу открыть культуру», объяснял им Владимир Александрович. Более сорока лет творческой жизни посвятил живописец сибирскому краю, приезжая сюда каждый год и надолго останавливаясь в самых отдаленных стойбищах оленеводов и охотников. Не пасуя перед климатом и отсутствием дорог, художник на оленях и собаках, на плотах и в охотничьих лодках изъездил десятки селений и стойбищ: Лемпьяпауль, Няксемволь, Надым и еще много других. Земля народов ханты и манси, их культура вдохновили Владимира Александровича на создание удивительных живописных произведений, прославляющих красоту северной природы и достоинства живущих здесь людей. В 60-е годы Игошева критики часто упрекали в том, что он изображает так называемую «бытовщину» – стариков, старух, младенцев в люльках, оленей с собаками. Советское общество требовало покорителей природы, первопроходцев, героев буровых… Но художник стремился запечатлеть тот мир, который мог стать жертвой прогресса и цивилизации.
Игошев создает громадную галерею образов коренных жителей древней Югры. «Если мне в моих работах удалось хоть в какой-то мере передать красоту внешнего и внутреннего богатейшего духовного облика представителей народов ханты и манси, то я уже этим буду счастлив. Ведь общий портрет человечества в двадцатом веке был бы не полон, в значительной степени бледнее, если бы не были представлены в нем северные «инфанты» и «мадонны», поистине богатыри из Суеват-Пауля!». Герои игошевских произведений: рыбаки, оленеводы, охотники, дети и пожилые женщины, смотрят на нас с полотен то задумчиво, то серьезно и строго, то открыто и весело.
По «игошевским» портретам зритель читает, как по книге, историю чьей-то жизни. Владимир Номин – вот настоящий хозяин своей земли, богатырь! Этот человек умеет принимать решения, ведь он – бригадир оленеводов. Глядя на этот прекрасный портрет, мы проникаемся уважением к изображенному на нем человеку. Игошев умело, через картину, передает нам свое отношение к тому, кого изображает.
Мансийский поэт Юван Шесталов был хорошо знаком с Владимиром Александровичем, и признался, что художник открыл ему красоту его народа: «Для меня, человека из рода манси, художник Владимир Александрович Игошев открыл моих соплеменников заново. Оказывается, у нас, у северян, которых недавно, каких-то 70 лет назад ученые называли «дикарями», есть и свои достоинства и даже красота…». Полюбив мансийский народ и связав с ним свою судьбу, Владимир Александрович погрузился в изучение быта и национального характера.
Для каждого неравнодушного зрителя, интересующегося не только живописной составляющей произведения, но и самой тематикой, весьма познавательными будут жанровые произведения Владимира Александровича. Самые, казалось бы, незначительные детали могут поведать об интересных подробностях уклада жизни северного народа. В портрете «Охотник», мужчина идет в лес за добычей. Он спокойно и пристально высматривает дичь. И он не станет в бессмысленном азарте убивать животных. Только необходимое количество для того, чтобы прокормить свою семью. А за спиной у него маленький рюкзак. С таким рюкзаком охотники уходили в лес на несколько дней, с собой брали лишь спички и соль, а питались своей добычей. Именно такое трепетное отношение к природе со стороны местных жителей покорило художника. Умение жить в гармонии с природой, не разрушая и не расхищая ее богатств.
Живописец, подолгу живя в национальных поселках, не мог не восхищаться самобытной художественной культурой ханты и манси. Орнаментика их одежд, основанная на традициях многовекового народного творчества, построена по законам гармонии и красоты. В своих работах художник с любованием изображает одежды и бытовые вещи, выполненные терпеливыми руками таежных рукодельниц, передает орнаменты и теплый колорит, присущий атмосфере домашнего очага. «Мансийский натюрморт», как открытое окно, через которое мы можем заглянуть в маленький мир мансийского дома. В центре композиции на деревянном ларе лежат богато расшитая орнаментом рукодельная сумка тутчанг и меховая сумка хир, которая предназначалась для хранения мягких вещей, меховой одежды и меховой обуви.. Сбоку стоят деревянные лыжи, на стене висят женская распашная одежда сах, мужские кисы и нож в чехле. Казалось бы, здесь, по принадлежности вещей, соединены мужское и женское начала, однако хозяйка всего – женщина, Софья Пеликова, прожившая всю свою жизнь одна в лесу. Мы не видим ее портрета, но рисуем себе воображаемый образ закаленной женщины, которая ходила на охоту, выполняла всю мужскую работу и при этом преуспевала в традиционных женских занятиях – шила необходимые вещи и украшала их орнаментами. Мансийские рукодельницы без рисунка или чертежа вырезают орнаменты, сшивают и накладывают их на основу с такой точностью, что можно проверять линейкой готовый узор. Точный глазомер выработан вековым опытом. Простые геометрические узоры веками поют гимн солнцу, земле и всему живому на ней.
Через творчество Игошева мы вникаем в культуру народов ханты и манси, узнаем особенности их быта. Особое место в «Мансийском натюрморте», как и в жизни женщины манси, занимает сумочка тутчанг. Красивая вещь, украшенная орнаментами, бахромой, цепочками, монетами, иногда бисером, всю жизнь сопровождала каждую мастерицу. В ней хранились рукодельные принадлежности. Северянки без рисунка или чертежа вырезали орнаменты, сшивали и накладывали их на основу с такой точностью, что можно было проверять линейкой готовый узор. Точный глазомер выработан вековым опытом. Простые геометрические узоры веками поют гимн солнцу, земле и всему живому на ней.
За работы северного цикла «написанные фактически не рукой, а душой», по словам автора, талантливый живописец в 1982 году был отмечен Государственной премией России, а в 1990-м удостоен звания народного художника СССР. Но, не смотря на награды и признание зрителя, он говорил: «Я еще ничего не сделал из того, к чему стремлюсь в моих скромных попытках: как можно полнее и тоньше, с большой человеческой теплотой показать всем жизнь добрейших людей, хороших бескорыстных тружеников – моих милых манси».
В благодарность за создание прекрасных живописных произведений, через которые мир увидел красоту югорской земли, в столице Ханты-Мансийского автономного округа был построен Дом-музей народного художника СССР Владимира Александровича Игошева.
Открытие персонального Дома-музея состоялось в день 80-летнего юбилея Мастера. Владимир Александрович получил лучшую награду – грандиозный подарок на земле, которую он воспевал в своем творчестве. «Сердечное спасибо мудрым руководителям Ханты-Мансийского автономного округа, которые в своей столице открыли в чудеснейшем, поистине сказочном дворце целую галерею моих работ, посвященных славным людям и всему этому величественному северному краю» – писал художник.
28 октября этого года Дом-музей народного художника СССР Владимира Александровича Игошева отпраздновал двойной юбилей – 90 лет со дня рождения художника и 10 лет с момента открытия музея его имени!
Произведения Игошева, написанные «душой», как будто открывают глаза сердца, недаром экспозиция его работ в Доме-музее называется «Югорский край глазами сердца». Посетители музея по-новому открывают для себя красоту родного для них северного края и достоинства коренных жителей, знакомясь с художественной летописью Югорской земли, написанной Владимиром Александровичем Игошевым.
Портрет Ювана Шесталова   Портрет охотника.   Портрет Владимира Номина.   Вдохновленный Югрой

Младший научный сотрудник
Государственного Художественного музея,
филиала «Дом-музей В.А. Игошева»
Елена Мотова