Юридический адрес: 119049, Москва, Крымский вал, 8, корп. 2
Фактический адрес: 119002, Москва, пер. Сивцев Вражек, дом 43, пом. 417, 4 эт.
Тел.: +7-916-988-2231,+7-916-900-1666, +7-910-480-2124
e-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.,http://www.ais-aica.ru

Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Информация с листа рассылки

Войти

Поиск

Dernières actualités Louvre

Musée du Louvre (Paris, France) : Dernières actualités

21 сентября 2020

  • La France vue du Grand Siècle
    Si les gravures de Silvestre ont été largement diffusées, ses dessins demeurent méconnus. Le musée du Louvre en conserve un ensemble exceptionnel qui sera  présenté au public pour la première fois.
  • Delacroix, le dernier combat
    Film de Laurence Thiriat Fr., 2016, 52 min Au crépuscule de sa vie, Eugène Delacroix se lance dans un chantier monumental, la réalisation de peintures murales pour la Chapelle des Saints Anges dans l’église Saint-Sulpice à Paris.
  • Imaginaires, représentations de l'Orient
    La Fondation Lilian Thuram pour l’éducation contre le racisme et le musée national Eugène-Delacroix s’associent pour construire un projet singulier d’exposition et de médiation, offrant de présenter les oeuvres de la collection du musée de manière renouvelée. Un accrochage inédit de la collection du musée, dédié à l’Orient et à ses représentations, est proposé du 11 janvier au 2 avril 2018.
  • Dans les pas d'un jardinier
    Colloque suivi d'un concert Sous la direction scientifique d’Hervé Brunon et Monique Mosser, CNRS, Centre André Chastel, Paris Le colloque s’inscrit dans le cadre de la programmation « Histoire et cultures des jardins », commencée en 2007 et conçue avec la collaboration scientifique du Centre André Chastel. Cette rencontre sera consacrée à la figure de Pascal Cribier (1953-2015), jardinier et paysagiste, qui fut notamment aux côtés de Louis Benech et François Roubaud le concepteur de la réhabilitation du jardin des Tuileries (1991-1996) et s’affirme, avec près de 180 projets réalisés à travers le monde, comme un maître d’œuvre majeur.

Торжествующий идеал

20 июля 2009 г. в большом выставочном зале Российской национальной (бывшей Императорской) библиотеки состоялось знаменательное открытие ретроспективной выставки произведений Геннадия Змитровича "Торжество идеала".

Наблюдать развитие этого оригинального художника, философа, скульптора и графика, сумевшего синтезировать в своем творчестве различные художественные направления и стили, тем более интересно, что Геннадий, бесспорно, относится к креативным (а не эктипическим) художникам, которые следуют сформированному ими синтетическому эстетическому идеалу и обусловленным этим идеалом новым культурным смыслам и ценностям. Геннадий прошел тяжелый путь, охвативший не одну социальную эпоху и формацию, которые ломали и уничтожали не только идеалы, оппозиционные доминирующим идеалам тоталитарного государства, но и их носителей. Этот творческий путь охарактеризовался сменой нескольких этических и эстетических идеалов различных эпох, их интерпретацией и синтезом, увенчавшись формированием синтетического идеала в русле Санкт-Петербургской школы фантастического реализма. И, поскольку служение Идеалу требует от Художника жертвы, приносимой им на алтарь самоопределения в художественной культуре, программной работой Змитровича-живописца послужило полотно "Жертвоприношение" ("Плаха"), в котором запечатлена великая трагедия художника-новатора, творца. Его голова постоянно находится на плахе, под угрозой готового каждое мгновение упасть топора. Этот топор социума, насаждающего членам сообщества свои доминирующие идеалы, беспощадно расправляется с каждым, кто осмеливается на осмысление инерции воспроизводства социокультурных процессов и борьбу за утверждение новых идеалов и диктуемых ими новых культурных смыслов.

Апофеозом развития идей Санкт-Петербургской Школы фантастического реализма стало живописное полотно Г.Змитровича "Голгофа". Появлением произведения художника-философа ознаменовалось торжество синтеза эстетических идеалов символизма представителей "Мира Искусства" и фантастического реализма Эрнста Фукса и Бориса Черфина. Работа апеллирует к идеям "Древнего Ужаса" Льва Бакста и "Кораблям" Константина Богаевского, "Небесному Иерусалему" Эрнста Фукса и "Синтетическому Лабиринту" Бориса Черфина. Вынесенная за пределы Иерусалема Голгофа, осененная тенью гигантского креста (на первом плане), символизирует энергетическую субстанцию Христа, в качестве доминанты возносящуюся над миром и подавляющую ислам, стремительно возрастающая роль которого обозначена в работе изображением минаретов, никогда не возводившихся в Иерусалеме. Иерусалем, узнаваемый по золотому куполу Храма Соломона и потоку Кедрон, окружающему городские стены, символизирует, по мысли автора, Небесный Град. Вопреки факту, Иерусалем, изображенный художником на берегу моря, выступает в качестве Небесного города, обители Авеля (пастыря овец, умерщвленного Каином, земледельцем, совершившим акт братоубийства), что воскрешает идею Константина Богаевского, воплощенную в работе "Корабли" с ее делением на пространства видимой и фантастической реальности. Едва намеченная в верхней части "Голгофы" статичная фигура Бога-Отца апеллирует к идее монотеистического культа солярного божества Атона (провозглашенного фараоном Аменхотепом IV, принявшим имя Эхнатона, который правил Египтом с 1379 по 1362 гг. до н.э.), предвосхитившей иудаизм (монотеистическую религию иудеев).

Извечная тема борьбы Добра и Зла, сил Света и Тьмы нашла отражение в скульптурной работе Г.Змитровича "Ворон и Голубка". Затронутые в ней культурные пласты, однако, намного глубже, чем может показаться на первый взгляд. Художник-философ вскрывает наболевшую проблему выбора путей самоопределения и самореализации креативного человека в ходе движения глобального человечества к Абсолютному Идеалу. Действительно, развитие художественной культуры в направлении достижения глобальных этического и эстетического идеалов сопровождается опасной тенденцией отказа художников, считающих себя новаторами, от служения частночеловеческим идеалам, отрицания универсальных законов художественного творчества и восприятия и перехода к инновациям, не только отрицающим эстетический идеал, но и угрожающим разрушить художественную культуру и ее субъектов.

Из поля зрения художника не ускользают и мифологические сюжеты. Среди них особого упоминания заслуживает живописное полотно Г.Змитровича "Дедал". Картина изображает легендарного афинского изобретателя Дедала, построившего знаменитый критский лабиринт для царя Миноса. Заключенные Миносом в высокую башню мастер Дедал и его сын Икар сумели, тем не менее, освободиться из тюрьмы благодаря изготовленным Дедалом крыльям, которые и позволили совершить этот опасный перелет с Крита над Эгейским морем. Мы видим Дедала в тот самый момент, когда он, широко гигантские расправив крылья, парит над архипелагом.

Апофеозом размышлений художника о природе героических деяний и подвигов стало скульптурное изображение "Священная Зоя", посвященное памяти Зои Космодемьянской. В работе отчетливо прослеживается мотив мученической смерти во имя общечеловеческих идеалов и освобождение от телесной оболочки по Воскресении. Хрупкая, возрожденная к новой жизни в Свете девушка-мученица, принявшая казнь чрез повешение и срывающая с шеи петлю как символ конечности тела-мяса, подверженного физическим страданиям и смерти, становится, по мысли автора, торжествующим гимном обретенной Гармонии Духа.

Тема конструктивного и деструктивного путей самоопределения художника отчетливо звучит и в скульптурной работе "Се Человек" ("Адам"). Библейская идея о Человеке, первым призванном в мир и поставленном перед выбором путей самоопределения, воскрешает в памяти работы Эрнста Фукса "Адам и Ева перед Деревом Познания" и "Разрушение и Обетование Адама" и Бориса Черфина "А от Дерева Познания Добра и Зла, не ешь от него…" и "Адам, теряющий свой Хвост". Перед нами Адам, еще не прозревший, но уже в этой своей первозданной духовной слепоте обреченный быть распятым приобретенным знанием и даже не успевший поднять руки, чтобы ознаменовать протест против Божественной Воли и переживаемые мгновения восторженного упоения этой, впервые обретенной им, стихийной свободой.

Библейская тема раскрывается и в скульптурной работе "Голова Иоканаана", в которой художник переосмысляет идею фантастического реализма о канализации страданий посредством жертвоприношения. Отрубленная голова Крестителя, лежащая на бронзовом блюде, по мысли Г. Змитровича, перестает служить головой-аффектом, фокусирующей телесные страдания, и отделяется от аффектированного тела-мяса. Печать страданий не отягощает лик Иоанна Крестителя, канонически трактуемый художником освобожденным от земной плотской боли верой в Абсолютный Идеал.

Мотив мученического надрыва в качестве платы за выбор самоопределения в художественной культуре отчетливо прослеживается и в скульптурной группе "Сизифы". Эта работа служит производным глубокого осмысления автором дуальной оппозиции, один полюс которой занимают художники-новаторы, разрушающие доминирующие в обществе этические и эстетические идеалы и борющиеся за утверждение вновь формируемых оппозиционных идеалов и обусловленных ими культурных ценностей, а на другом полюсе находится консервативное общество, навязывающее своим членам разрушающиеся доминирующие ценности и карающее за служение новым, оппозиционным идеалам.

Производным осмысления автором дуальной оппозиции "инновационные тенденции развития художественной культуры - инерция воспроизводства социокультурных процессов" стала и пространственная инсталляция в металле "Интенциональная эманация Креационизма". Художник не только сумел воплотить в этой работе идею динамики воспроизводства художественной культуры на пути к глобальным, общечеловеческим этическому и эстетическому идеалам. Более, он смог наглядно продемонстрировать динамические процессы разрушения утративших актуальность доминирующих в обществе идеалов и борьбы за формирование и утверждение новых, оппозиционных идеалов, обеспечивающих прорыв в качественно новое художественное пространство.

И, наконец, гимном торжествующему Свету, Гармонии Духа и Красоте стала бронзовая статуэтка "Афродиты Пенорожденной", послужившая своеобразным парафразом на работы Адриен Биан "Абсолют" и "Афродита-Эрикина".

Остается только пожелать Геннадию Змитровичу, чтобы представленные на выставке работы заняли подобающее им место в художественном Пантеоне эпохи, а сам креативный художник сохранил свою приверженность избранному им единожды конструктивному пути самоопределения в художественной культуре.

ПРИМЕЧАНИЯ
Для более подробного ознакомления с идеями, получившими соответствующее развитие в работах приверженцев фантастического реализма, см.:
Михайлова И.Г. Философско-методологический анализ искусства фантастического реализма. - СПб.: Б&K, 2005. - 284с.;
Фантастический реализм как интерпретация и синтез. - СПб.: Б&K, 2005. 127с.;
Художественное моделирование как фактор фантастического видения реальности. - СПБ.; Б&K, 2005. - 312С.;
Микайлова И.Г. Эдда как учение о пра-идеалах. - М.: Новый Центр, 2007. - 224С.; Специфика воспроизведения и рефлексии художественного пространства/ / Мир психологии.- 2009.- №1.- С.147-158;
Динамика качественных трансформаций художественной деятельности/ / Философские исследования.- 2008.- №3-4.- С.102-122;
Креативный художник и его самореализация/ / Петербургские искусствоведческие Тетради.- 2009. - Вып.14. - С.270-284;
Субъект самовыражения в динамике взаимопереходов границ художественного пространства/ / Мир психологии.- 2008. - №3.- С.118-130.

Ирина Геннадиевна Микайлова,
доктор философских наук,
член Ассоциации историков
искусства и художественных критиков (АИС)