Юридический адрес: 119049, Москва, Крымский вал, 8, корп. 2
Фактический адрес: 119002, Москва, пер. Сивцев Вражек, дом 43, пом. 417, 4 эт.
Тел.: +7-916-988-2231, +7-916-549-0446
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.,http://www.ais-aica.ru
Экспертиза - Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Информация с листа рассылки

Новое в блогах

Войти

Поиск

Объявления

Dernières actualités Louvre

Musée du Louvre (Paris, France) : Dernières actualités

22 марта 2019

  • La France vue du Grand Siècle
    Si les gravures de Silvestre ont été largement diffusées, ses dessins demeurent méconnus. Le musée du Louvre en conserve un ensemble exceptionnel qui sera  présenté au public pour la première fois.
  • Delacroix, le dernier combat
    Film de Laurence Thiriat Fr., 2016, 52 min Au crépuscule de sa vie, Eugène Delacroix se lance dans un chantier monumental, la réalisation de peintures murales pour la Chapelle des Saints Anges dans l’église Saint-Sulpice à Paris.
  • Imaginaires, représentations de l'Orient
    La Fondation Lilian Thuram pour l’éducation contre le racisme et le musée national Eugène-Delacroix s’associent pour construire un projet singulier d’exposition et de médiation, offrant de présenter les oeuvres de la collection du musée de manière renouvelée. Un accrochage inédit de la collection du musée, dédié à l’Orient et à ses représentations, est proposé du 11 janvier au 2 avril 2018.
  • Dans les pas d'un jardinier
    Colloque suivi d'un concert Sous la direction scientifique d’Hervé Brunon et Monique Mosser, CNRS, Centre André Chastel, Paris Le colloque s’inscrit dans le cadre de la programmation « Histoire et cultures des jardins », commencée en 2007 et conçue avec la collaboration scientifique du Centre André Chastel. Cette rencontre sera consacrée à la figure de Pascal Cribier (1953-2015), jardinier et paysagiste, qui fut notamment aux côtés de Louis Benech et François Roubaud le concepteur de la réhabilitation du jardin des Tuileries (1991-1996) et s’affirme, avec près de 180 projets réalisés à travers le monde, comme un maître d’œuvre majeur.

В пространстве Театральной Галереи на Малой Ордынке ГЦТМ им. А.А. Бахрушина на выставке Ибрагима-Халила Супьянова «Письмена на кулисах» было представлено около 50 работ — живопись, аппликации, рельефы, театральные эскизы — созданных за последнюю пару десятилетий. Имя аварского художника-сценографа, графика и живописца из села Верхний Каранай Буйнакского района давно известно за пределами родного Дагестана и современной России. Его работы знакомы и западной аудитории по выставкам — «Сценография Художников Советского Союза» (1987, Прага), «Перестройка APT. Год 5-ый» (1990, Сен-Поль-де-Венс, Франция),  Кунст Европа (1991, Ольденбург, Германия), «Пражское квардинале-91» (1991, Прага), APT шоу  (2000, Нью-Йорк). Еще в 1971 году он окончил Дагестанское художественное училище им. М.А. Джемала. Заслуженный художник РД, член Союза художников РФ.

Супьянов портрет

Главная тема его творчества — Театр, которому он посвятил более 35 лет. Уже первая работа над спектаклем А.Иловайского «Приключения Чанду» в Кумыкском музыкально-драматическом театре им. А.П. Салаватова (1977, Махачкала) выделялась красотой восточного волшебства панно задника и фантастическими костюмами, эскизы которых демонстрировались на Всесоюзной выставке художников театра и кино (Москва, 1979). В основном художник работает в национальных театрах Дагестана, где оформил такие спектакли, как «Ханума» (1978, 2002) в Лезгинском драматическом театре (Дербент) и Русском драматическом театре им. М. Горького (Махачкала), «Свадьба Кайтмаса» (1977), «Танг Чолпан» (1980), «Спящая лань» (1981), «Нашествие» (1986) в Кумыкском музыкально-драматическом театре им. А.П. Салаватова, «Бабушка Удрида» (1981) в Лакском драматическом театре им. Э.Капиева (Махачкала), «Авиценна» (1981), «Камалил Башир» (1988), «Подарок» (1982) в Аварском музыкально-драматическом театре им. Г. Цадасы...

Экспозиция подчеркнула уникальное свойство художника — умение увидеть объемы и структуры в живописном хороводе оттенков. Таков эскиз-аппликация супер-занавеса к оперетте Мурада Кажлаева «Валида» (Дагестанский театр оперы и балета, Махачкала, 2009), где в тесноте гармонии существуют синие, бирюзовые тона, в едином равенстве красок и вода, и сбившиеся в карусельную вертикаль кони, — гладь становится выпуклой, плоскость сжимается пружиной,  привнося к коллаж динамичность.  

Графической безупречностью отличаются пронумерованные эскизы занавес — №4, 6, 8, 10 — к опере Магомеда Гусейнова «Шарвили» (2010; Дагестанский государственный театр оперы и балета, Махачкала), похожие на увеличенные изразцы с сетчатой фактурой палимпсеста, словно просвечивающей друг через друга, где орнаментальные брызги рождают чарующую арабеску, намеренно загрязненно-потрепанную как затертый временем полог, — вот они оттиски времени! — но оттого еще более древние и значительные. Черно-серо-зеленый цвет концентрирует суть действия, где герой Шарвили видится грёзой своей будущей невесте Эквер, и сон-видение, завораживая и волнуя, разделяет влюбленных в пространстве и времени.

Сценографической силы о событиях 1396 года, когда восстание против деспотии Тамерлана возглавила Жанна д'Арк лакского народа, исполнен эскиз супер-занавеса к спектаклю М.Алиева «Парту Патима» (2000, Лакский государственный театр им. Э. Капиева, Махачкала), акцентирующий три ипостаси женского образа — хранительницы очага, матери и воительницы; эскизы костюмов к спектаклю З.Алиханова «Горный Али» (2009, Аварский музыкально-драматический театр им. Г.Цадасы, Махачкала) отличают гармонический ряд решений: черная условная силуэтность, скупая аппликативность восточной одежды и немногочисленные детали изображения воспринимаются раскадровкой трагической поэмы о погибшей любви Али и Зады, своим лаконизмом  напоминая мезолитическую наскальную живопись в испанском Ущелье Валторты.

Нерв искусства Ибрагим-Халила Супьянова – дух энергии, мир радости и знание тайн, явленные зрителю из неброских кристаллов мироздания. Мастер передает динамику сближения этих эмоциональных далей. А скрепами таких драматических инверсий становится опора на дагестанское прикладное искусство, на мир серебра и ковки металла… В аварских серебряных изделиях большую роль играют чернь, наборные детали, объемные вставки из камней и цветного стекла. Супьянов поднял душу серебра и чернь на иной уровень. В контекст его орнаментально-живописного ритма работ, кажется, включено все народное искусство: серебряные украшения, резные камень и дерево, вышивки, ковровые изделия, старинные книги, каллиграфия. А фоном этих сближений становится гипнотическая музыкальность: цветовые, композиционные и сакральные рефрены, повторения, таинственные завесы и тайные письмена.

Супьянов 1

«Письма из Белокана» №7 (2009) отсылают и к объемные вставкам из камней и цветного стекла в аварском прикладном искусстве, и к мурановским стекольным вкраплениям; работы серии «Лечебная книга» (1996; картон, смешанная техника) — к  расписным эмалевым панно, на которых белые точки и пунктиры неожиданно напоминают  ювелирную зернь; а горизонтальный срез-архитектон «Рельефы» (2011; дерево, клей, акрил) превращается в макет лабиринта. Здесь листы серии «Дорожные чертежи» (2010, холст на картоне, смешанная техник) как зарисовки впечатлений путника, «открытки» издалека: мы следуем маршрутами путешествия, замираем в сценах привалов и снова трогаем в даль между небом и землей с зыбкими тенями и исчезающими силуэтами, превращенными в знаки, в некие карты-письмена, приоткрывающие духовные открытия и озарения.  

Эти полотна И.Супьянова как отточенный мастерством музыкальный синтез цвета и графики, где линии шифруют ноты, а цвет приобретает звуковую окраску. И потому густые и плотные мазки черного цвета в обрамлении световых деталей так сложны и притягательны. Порой встречающиеся на полотнах арабские или аварские вязи вносят движение письменной трансляции, исследуя символику буквенных форм, приглашая зрителя через длительное рассматривание подвижных мифологических образов погрузиться/углубиться в хаотические слои неведомого.

Работая в формате нефигуратива, абстракции, широко используя в своем творчестве метафоры и ассоциации, обыгрывая глубинные смыслы, наслаивающиеся друг на друга в лабиринте эпох, художник синтезирует философию, музыку и поэзию в изобразительном поле – избирая для передачи своего мироощущения эмоциональную наполненность и цветовой аскетизм. Такой подход к культурной памяти эстетических образов помогает преломлять личные духовные координаты в творчестве, «материализуя» на полотнах мысли.     

Впечатляющая художественная дактилоскопия времени — перекликающиеся «Отпечатки на двери» (2010; холст на картине, акрил) с серией «Микрохирургия» (2010; холст, акрил) и монументальные «Знаки Караная» (1997-2011, фанера, холст, акрил) — фрагменты знаков, врезанных в прямоугольники иероглифических ликов, клейма закодированных портретов, стертых водой, песком и ветром.

Так через простейшие геометрические формы, через различные типы циркульных изображений (круг, огораживание, обход, отражение), через определенные структуры вносится сакральное содержание. Подобный художественный метод можно трактовать как путь Супьянова. А мы, продвигаясь на ощупь к центру внутренней вселенной человека, скользя по ландшафту лучей и спиралей словно по извивам жизни, пытаемся прочесть изобразительные пласты художника, который увековеченным мгновениям каждый раз придает новое понимание, оставляя Бытие чем-то всегда ускользающим.  

Ирина РЕШЕТНИКОВА