Юридический адрес: 119049, Москва, Крымский вал, 8, корп. 2
Фактический адрес: 119002, Москва, пер. Сивцев Вражек, дом 43, пом. 417, 4 эт.
Тел.: +7-916-988-2231, +7-916-549-0446
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.,http://www.ais-aica.ru
Экспертиза - Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Информация с листа рассылки

Новое в блогах

Войти

Поиск

Объявления

Dernières actualités Louvre

Musée du Louvre (Paris, France) : Dernières actualités

17 июня 2019

  • La France vue du Grand Siècle
    Si les gravures de Silvestre ont été largement diffusées, ses dessins demeurent méconnus. Le musée du Louvre en conserve un ensemble exceptionnel qui sera  présenté au public pour la première fois.
  • Delacroix, le dernier combat
    Film de Laurence Thiriat Fr., 2016, 52 min Au crépuscule de sa vie, Eugène Delacroix se lance dans un chantier monumental, la réalisation de peintures murales pour la Chapelle des Saints Anges dans l’église Saint-Sulpice à Paris.
  • Imaginaires, représentations de l'Orient
    La Fondation Lilian Thuram pour l’éducation contre le racisme et le musée national Eugène-Delacroix s’associent pour construire un projet singulier d’exposition et de médiation, offrant de présenter les oeuvres de la collection du musée de manière renouvelée. Un accrochage inédit de la collection du musée, dédié à l’Orient et à ses représentations, est proposé du 11 janvier au 2 avril 2018.
  • Dans les pas d'un jardinier
    Colloque suivi d'un concert Sous la direction scientifique d’Hervé Brunon et Monique Mosser, CNRS, Centre André Chastel, Paris Le colloque s’inscrit dans le cadre de la programmation « Histoire et cultures des jardins », commencée en 2007 et conçue avec la collaboration scientifique du Centre André Chastel. Cette rencontre sera consacrée à la figure de Pascal Cribier (1953-2015), jardinier et paysagiste, qui fut notamment aux côtés de Louis Benech et François Roubaud le concepteur de la réhabilitation du jardin des Tuileries (1991-1996) et s’affirme, avec près de 180 projets réalisés à travers le monde, comme un maître d’œuvre majeur.
«Я долго сомневался, прежде чем предать гласности факт существования этой рукописи. В двадцатую годовщину смерти Консуэло и столетнюю — со дня рождения ее мужа, Антуана де Сент-Экзюпери, я решил, что настало время почтить ее память и вернуть ей то место, которое она всегда занимала рядом с человеком, написавшим, что он построил всю свою жизнь на этой любви».
(Хосе Мартинес-Фруктуозо, наследник Консуэло де Сент-Экзюпери)

В.Солдатов. Исповедь Розы. Эскиз.

Владимир Солдатов. Исповедь Розы. Театральный эскиз (компьютерная графика).

Чем отличаются воспоминания от исповеди?

Со сцены Московского театра «Сфера» зритель услышал «Исповедь розы» поставленной по автобиографической прозе жены писателя Антуана де Сент-Экзюпери - Консуэло Сунсин «Воспоминания розы» (пост. и инсценировка – Екатерина Еланская). Эта женщина стала прототипом Цветка в «Маленьком Принце», ее ум и талант художницы ценила целая плеяда мастеров пера и кисти: П.Пикассо, М.Метерлинк, С.Дали, А.Моруа, А.Бретон, Х.Миро... «Маленький сальвадорский вулкан», как называли ее друзья, выплескивал горящую лаву чувств на свой объект любви и поклонения - на Антуана де Сент-Экзюпери. Это был раскаленный роман латиноамериканки и француза. Роман Цветка и Летчика.

Уже по интонации Консуэло (арт. – Ирина Сидорова) понимаешь, что «сотканный плащ из Любви» согревал не полностью - тернии отношений царапали и ранили обоих супругов, превращая жизнь в «шелк и шипы». Вот камертон спектакля – чувство ранимости. Острота шипов и уязвимость лепестков. В Консуэло И.Сидоровой бурлит и клокочет не страсть, а всепоглощающая восторженность, да еще горькое недоумение от измен, которые солью растворялись в бездонном море любви. Чтобы придать воде вкус. В окружении такого чувства герою, пилоту, мужу, писателю Сент-Эксу (Андрей Смиранин) и сложнее, и одновременно проще – восторженная любовь жены ему не всегда была понятна, как, например, в эпизоде с рисунком, где он – клоун откровенно не знающий, что ему делать со своим «очень гордым цветком» с Консуэло. Для летчика-писателя важно недосягаемое пространство: небо да творческая фантазия, где можно мечтать и парить, а жизнь, к сожалению, заставляет мириться с вечным уделом технических аварий машины (например, в Гватемале) и жизненных катастроф (физическими травмами, человеческими расставаниями).

alt

Фрагментарные вспышки памяти рождают экзистенциальные моменты спектакля.

Жизнь в затягивающей воронке отношений. Нерв экспрессии. Слабо звенящие аккорды молоточков-колокольчиков («К Элоизе»). Воспоминание об измене. Воспоминание о больнице и расставании («Снег идет» Сальваторе Адамо). Рядом словно в античном «хороводе» кружат соперники верности: и слегка дразнящая «Эгерия» (Нелли Шмелева), и «приземленный» Майор (Алексей Суренский).

Кругом сны и сказки. Волшебство и красота. Шипы и розы. Огоньки и ветерок. Шеренга волшебных героев и героинь в шляпах со свечами, окутанные легкой тканью сказочные духи-оборотни, держащие в руках белые лилии. И, конечно же, дети – эти Маленькие принцы нашей жизни.

alt

Еланская напряженно сталкивает прекрасную сказку и повседневность, - романтику с малопривлекательным реализмом.
Весомо дополняют спектакль «игровые» визуальные штрихи сценографической полифонии, где работа художника Владимира Солдатова позволяет прочитывать и трактовать самые тонкие смысловые глубины спектакля. По центру - перекрестия зеркальной поверхности с выступающей крестообразной формой. Эта возвышающаяся плоскость вначале становится крестом благословляющим, затем образует экран, отражающий небеса с облаками, и, превращаясь постепенно в крест жизни (как метафора ноши) проходит череду метаморфоз, чтобы к финалу застыть рельефом надгробия и символом памяти. Одновременно это и условное исповедальное место, где рядом тумба с зажженными свечами, а библейские образы и сюжеты на стенах, словно подсвеченные витражи в храме или иконы, образующие некий печальный иконостас страстей. Порой действие происходит между небом и землей – в Храме Любви, но разбросанные вокруг возвышения-креста такие простые вещи как книги, лилии, ведро-кадушка с водой, бутылка шампанского на ковровом покрытии, очень напоминающем белый песок, отсылают эмоции зрителя к быту жизни – этой весьма жестокой прозе.

В контрапункт со сценографией на равных «играют» совмещения / контрасты цветопластики и фактуры костюмов (худож. по костюмам – Ольга Хлебникова). Мерцающие переливы розово-перламутрового шелка (платье Консуэло) и потертость серо-черной кожи (костюм Сент-Экса) дополнены «нелепыми» синими ленточками, вплетенными в косицы героини, словно кусочки неба, напоминающие о времени детства с его широтой восприятия жизни, с радостью грез и голубыми мечтами.

Но синие ленточки лишь штрих нежности, героиня спектакля сильная женщина. В какой-то момент, кажется, что режиссер за рассказом Консуэло говорит и о своей судьбе, превращая личные раздумья в краткие философские этюды о нелегких и возвышенных мгновениях, вспоминая о нелегкой участи жен, вынужденных делить ложе Жизни со Славой, мириться с увлеченностями любимого человека, выплывать из огромного океана поклонения, пытаясь сопротивляться либо учиться прощать. Существование двух сильных личностей как два грозовых облака, между ними всегда вспыхивают разряды, здесь нет места для ясного неба и невозможны безоблачные времена. Однако, где граница перемирия, и до какой степени можно безоговорочно прощать друг другу, возводя надежду в фантастическую степень?

Так чем же отличается исповедь от воспоминаний? Почему режиссер облекла голос Прошлого почти в процедуру покаяния? Вспоминать можно в любом месте и в любой житейской ситуации, то, приукрашивая, то, ретушируя факты. Воспоминания расплывчаты и комплиментарны. Мемуары это прилив эмоций, всплывшая в памяти череда ретро-событий... Исповедь же не терпит самообмана. Ее кардинальное отличие – точное место, точное время, подлинность поступка, но главное - жестокость нахлынувшей правды.

P.S. Спустя несколько дней после спектакля я оказалась в зале «Оливье» (ПRОЕКТ_FАБRИКА) на выставке "За пределами тела", проводимой итальянским Институтом Гаруццо визуальных искусств (IGAV) в рамках Московской международной Биеннале молодого искусства "Стой! Кто идет?". Среди скульптур и инсталляций художественный проект Доменико Боррелли «Исповедальня», сотворенный из парафина, неожиданно напомнил сценическую «Исповедь Розы»... У стены перед прорезью небольшого окошечка стоит на коленях мужчина, опустив голову. Смысл обнажения красноречив, однако здесь показательна скорее «строительная» материя, парафин! – при нагревании и человек и стена превратятся в оплывшую бесформенную парафиновую массу. И все же, пожалуй, жару горящего сердца исповедь необходима, - ведь пережитые чувства невольно осмысливаются. Автор проекта утверждает, что "окно - для Бога". А когда ему заглянуть в человеческую душу определяет Время.

Ирина РЕШЕТНИКОВА
10.09.2008..