Юридический адрес: 119049, Москва, Крымский вал, 8, корп. 2
Фактический адрес: 119002, Москва, пер. Сивцев Вражек, дом 43, пом. 417, 4 эт.
Тел.: +7-916-549-0446, +7-916-988-2231
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.,http://www.ais-aica.ru
Экспертиза - Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Информация с листа рассылки

Новое в блогах

Войти

Поиск

Объявления

Dernières actualités Louvre

Musée du Louvre (Paris, France) : Dernières actualités

17 января 2019

  • La France vue du Grand Siècle
    Si les gravures de Silvestre ont été largement diffusées, ses dessins demeurent méconnus. Le musée du Louvre en conserve un ensemble exceptionnel qui sera  présenté au public pour la première fois.
  • Imaginaires, représentations de l'Orient
    La Fondation Lilian Thuram pour l’éducation contre le racisme et le musée national Eugène-Delacroix s’associent pour construire un projet singulier d’exposition et de médiation, offrant de présenter les oeuvres de la collection du musée de manière renouvelée. Un accrochage inédit de la collection du musée, dédié à l’Orient et à ses représentations, est proposé du 11 janvier au 2 avril 2018.
  • Delacroix, le dernier combat
    Film de Laurence Thiriat Fr., 2016, 52 min Au crépuscule de sa vie, Eugène Delacroix se lance dans un chantier monumental, la réalisation de peintures murales pour la Chapelle des Saints Anges dans l’église Saint-Sulpice à Paris.
  • Dans les pas d'un jardinier
    Colloque suivi d'un concert Sous la direction scientifique d’Hervé Brunon et Monique Mosser, CNRS, Centre André Chastel, Paris Le colloque s’inscrit dans le cadre de la programmation « Histoire et cultures des jardins », commencée en 2007 et conçue avec la collaboration scientifique du Centre André Chastel. Cette rencontre sera consacrée à la figure de Pascal Cribier (1953-2015), jardinier et paysagiste, qui fut notamment aux côtés de Louis Benech et François Roubaud le concepteur de la réhabilitation du jardin des Tuileries (1991-1996) et s’affirme, avec près de 180 projets réalisés à travers le monde, comme un maître d’œuvre majeur.

Оскар Качаров (1924–2007) один из представителей легендарных шестидесятников, имя, которое надо помнить широкой публике. Еще одну лакуну в истории нашей памяти заполнила недавняя выставка его работ в залах Российской академии художеств и книга о художнике, приуроченная к выставке, под названием «Оскар Качаров. Диалог со временем» (М.: Ред.-изд. группа Фонда поддержки современного искусства «Артпроект», 2011).

Автор книги искусствовед Марина Клименко и дизайнер Витана Сосновская подарили читателям одновременно лапидарный и красочный путеводитель по жизни художника. Органическая ткань из соединения документов, цитат, репродукций и фотографий знакомит нас с удивительным маршрутом творческой судьбы, человека, который начинал как скучноватый эпигон, верный адепт социалистического реализма, но, пройдя через годы войны, получив художественное образование в Киеве и Москве, миновав обычные для той эпохи практики поклонения правдивой форме и верной идеологии – вдруг – без внешних поводов переходит к яркой декоративной манере вызова линий, пятен, игры геометрических форм, где ни лицо персонажа, ни одежда, ни верность содержания, ни прочая литературная подкладка социалистической живописи не имеет значения. Главным становится интенция к самоявлению и презентация гипертрофированной индивидуальности.

В этот скачок трудно поверить, но вот он – смотри, например, работу 1961 года «Белье», – перед нами гармония абстрактных прямоугольных разноцветных пятен, поданных с абсолютной свободой и если бы не предохранительная бытовая подпись, этот холст можно было бы принять почти за работу Пита Мондриана «Буги-вуги на Бродвее» (1942-1943). Этот резкий контраст умело подготовлен автором книги и макетчиком. А предваряет тихий взрыв формальной экспрессии словно «лаковая миниатюра» работа мастера «К вечеру» (1957), растиражированная в виде открыток, или оптимистический этюд «В госпитале» (1953), где персонажи нарисованы, так как положено советскому

художнику. Где позируют не только живые люди, но и неодушевленные предметы.

alt

Но если в живописном ряду появление новых тенденций у О.Качарова неожиданны, то стоит только внимательному и любознательному читателю заглянуть в документальный текст мемуаров Оскара Абрамовича, которые лейтмотивом проходят через весь альбом, как становится ясно – перед нами мятущаяся натура, и долго жить в рамках Качаров не сможет, да и не станет. Чего стоит хотя бы его история с попыткой написать картину «В фашистской неволе» (1959) с фигурой старика еврея в центре, каковую пришлось позже замазать как крамолу.

Темперамент художника и его будущее чувствуется и в том, что он говорит о войне, где летал бортмехаником, проступает и в его карандашных эскизах и в том, что судьба была к нему благосклонна, все погибали, а он нет. «Заговоренный», считали Качарова летчики однополчане.
Обычно переход живописца от стартовой манеры, наработанной в художественном вузе, к новациям – переход болезненный, многолетний и непростой, в этом смысле участь Качарова почти завидна. Ему удалось восстать подобно сказочной птице Феникс из рутины псевдо правдивости, выбраться из школярства к оригинальной индивидуальной манере за считанный срок. Молодая динамичная экспрессивная живопись сделала Оскара Качарова одним из самых заметных мастеров той эпохи, но об этом стало понятно только сейчас, когда выставка и главное – масштабный альбом представили нам фигуру художника во всей возможной полноте и значимости.

alt

И вот, что важно подчеркнуть... обычно мастер, утвердившийся в декоративности, остается верен этому выбору до конца жизни, не ищет глубин в найденном, совсем другое впечатление от работ Качарова. Художник начинает путь заново и начинает искать своеобразное третье дополнительное измерение в однотонной эквилибристике плоскостей, ищет философских глубин и приходит к таинственной игре в знаки и эмблемы. Прочесть их – непростая, но захватывающе любопытная задача. Качаров начинает практически «убегать» от живописи в мир изобразительной философии, ищет подтексты в одномерной плоскости. Такие его работы, как «Земляне» (2000; вынесена на обложку альбома), «Мудрец» (1996), или «Антимиры» (2003) или ироничная работа «Светлой памяти Рембрандта» (1987) показывают нам мастера как играющего цитатами из живописи мудреца и знатока... тут и ироничный пассаж к наследию Казимира Малевича, и перекличка с Бернаром Бюффе и, конечно же, переосмысленный Анри Матисс... Да и Рембрандт, где «обыграна» Даная, а профиль Зевса сделанный в манере матиссовского декупажа, говорит, что Оскар Качаров художник исключительной маэстрии и виртуозности. Мэтр, свободный от догм и шор.

При этом – как бы ни была светла его палитра, – зритель чувствует, что Качаров по духу художник смятения, мастер драм и трагедий, даже мизантропии. Эту догадку подкрепляет документальные параллели из мемуаров мастера, где он говорит: «Я устал от самоказни. У каждого свой круг», и ниже – «Все беды от знаний»... эта мысль мастера явно перекликается с библейским рефреном Экклезиаста о том, что «все суета сует» или известным изречение о том, что «во многой мудрости много печали». Та демонстративная игра в цитаты, которую демонстрирует мастер, порой, даже кокетство, и наслаждение от жонглирования стилем и образностью придают его эмблематичной живописи привкус драматизма и исчерпанности формального языка.

alt

Качаров «создатель цветоритмической пластики» – пишет автор текста М. Клименко, – с этим определением можно только согласиться.

Книга об Оскаре Качарове, несомненно, событие в современной хронике имен постсоветского искусства, она дополняет наше представление о времени, знакомит с масштабной фигурой и, неожиданно, говорит о том, что даже в годы, названные застоем, русская советская живопись была полна животворящих магических жестов пленительной красоты.

 

Ирина РЕШЕТНИКОВА