Юридический адрес: 119049, Москва, Крымский вал, 8, корп. 2
Фактический адрес: 119002, Москва, пер. Сивцев Вражек, дом 43, пом. 417, 4 эт.
Тел.: +7-916-988-2231,+7-916-900-1666, +7-910-480-2124
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.,http://www.ais-aica.ru

Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Информация с листа рассылки

Войти

Поиск

Объявления

Dernières actualités Louvre

Musée du Louvre (Paris, France) : Dernières actualités

29 марта 2020

  • La France vue du Grand Siècle
    Si les gravures de Silvestre ont été largement diffusées, ses dessins demeurent méconnus. Le musée du Louvre en conserve un ensemble exceptionnel qui sera  présenté au public pour la première fois.
  • Imaginaires, représentations de l'Orient
    La Fondation Lilian Thuram pour l’éducation contre le racisme et le musée national Eugène-Delacroix s’associent pour construire un projet singulier d’exposition et de médiation, offrant de présenter les oeuvres de la collection du musée de manière renouvelée. Un accrochage inédit de la collection du musée, dédié à l’Orient et à ses représentations, est proposé du 11 janvier au 2 avril 2018.
  • Delacroix, le dernier combat
    Film de Laurence Thiriat Fr., 2016, 52 min Au crépuscule de sa vie, Eugène Delacroix se lance dans un chantier monumental, la réalisation de peintures murales pour la Chapelle des Saints Anges dans l’église Saint-Sulpice à Paris.
  • Dans les pas d'un jardinier
    Colloque suivi d'un concert Sous la direction scientifique d’Hervé Brunon et Monique Mosser, CNRS, Centre André Chastel, Paris Le colloque s’inscrit dans le cadre de la programmation « Histoire et cultures des jardins », commencée en 2007 et conçue avec la collaboration scientifique du Centre André Chastel. Cette rencontre sera consacrée à la figure de Pascal Cribier (1953-2015), jardinier et paysagiste, qui fut notamment aux côtés de Louis Benech et François Roubaud le concepteur de la réhabilitation du jardin des Tuileries (1991-1996) et s’affirme, avec près de 180 projets réalisés à travers le monde, comme un maître d’œuvre majeur.

На остановках городского транспорта Самары с 1 ноября по 31 декабря 2019 года проходит выставка Владимира Архипова «Вещи отца».Это разговор художника со своим отцом об усовершенствовании простых бытовых вещей. С одной стороны, доступность объектов показывает, определенный взгляд на мир, так или иначе доступный каждому. Вещевой фольклор повседневности близок ждущим автобус людям. 

С другой, диалог с отцом, пусть чужим. незнакомым человеком, дарит опыт возможности контакта со своими близкими и что-то проникновенное случается здесь и сейчас.

Подробнее о выставке Владимира Архипова "Вещи отца" http://www.ncca.ru/events.text?filial=9&id=5125

Проект реализуется в рамках международной программы «Улица как музей – музей как улица» в Самаре http://www.ncca.ru/programs.text?filial=9&id=99

Программа: «УЛИЦА КАК МУЗЕЙ – МУЗЕЙ КАК УЛИЦА»
Куратор: Неля Коржова


Средневолжский филиал Государственного центра современного искусства (ГЦСИ) в составе РОСИЗО
при поддержке компании «RUSS OUTDOOR»
в рамках международной программы филиала «Улица как музей – музей как улица», руководитель программы Неля Коржова
а так же в рамках темы года филиала "Новая человечность" представляет:

Выставка Владимира Архипова «Вещи отца»
Остановки общественного транспорта, г. Самара
1 ноября — 31 декабря 2019

Адресная программа, ноябрь:
1 Самарская ул. (ТЮЗ) в центр
2 Агибалова ул. (Губернский рынок, Сбербанк)
3 Ново-Садовая ул. / Первомайская ул. (в центр)
4 Ново-Садовая ул. / КРЦ"Звезда" (из центра) поз.2
5 Ново-Садовая ул. / Глазная больница (в центр)
6 Демократическая ул. 37
7 Московское ш. / БКК (в центр)
8 Ново-Садовая ул./Аминева ул.", из центра(автобусная)
9 Галактионовская ул. / Ленинградская ул.
10 Полевая ул. / Арцыбушевская ул.

Я не делаю искусство — я его нахожу. Правда, это не совсем искусство. Это и не хенд-мейд бизнес, не DIY, не ресайклинг (арт) — это то, для чего нет даже терминологии. С чем же я работаю? Наверно, с современным вещевым фольклором. С самодельными полезными вещами. Их не продают в магазине и на улице они не валяются, - где же я их нахожу? Везде! Везде где есть потребность, нужда, необходимость решить ту или иную бытовую проблему, но нет денег. Зато есть под рукой что-то, что можно пересоздать, приспособить или использовать по-другому. И раз есть объект, то должен быть и субъект — автор. Он есть, но не спешит себя предъявить, так как часто не ценит то, что сделал и даже стыдится. И чем меньше автор задумывался об эстетике, тем лучше: тем интереснее, честнее, неожиданней получается результат. Пейзаж не задумывается о своей красоте, но это не мешает нам любоваться им.
Конечно, такие вещи всегда были, но каким-то странным образом они не попали в сети антропологов, не являются предметом гуманитарного интереса. Наверное потому, что они с трудом поддаются формальным процедурам описания и систематизации. Но для искусства уникальность важнее дескрипции. Впечатление, эмоция — то, чем живёт искусство. Поэтому, исследуя ту или иную местность, социальные сети, я прежде всего опираеюь на своё представление о прекрасном: своим впечатлением от найденного я хочу поделиться со зрителем. Сложилась определённая оптика - критерии, по которым вещи становятся мне интересными.

Они следующие:
- вещь должна быть функциональной;
- не должно быть точных копий;
- вещь сделана для собственного использования (не для продажи);
- необходимо свидетельство автора о вещи (его рассказ или рассказ очевидца из которого становится понятны причины создания вещи, место, год, технология изготовления);
- должна быть возможность фотографирования вещи и/или её публичной демонстрации.

Понятно, что чем меньше вещь похожа на товар из магазина, - тем она интереснее нам. Область, где мы найдём такие вещи, лежит между научно-техническим творчеством и декоративно-прикладным искусством. Но что именно искать, где именно и как — никто не знает. Не знаю и я — приходится полагаться на интуицию, сарафанное радио и социальные сети. Дело в том, что авторы самодельных вещей не образуют группы в фейсбуке, не делятся ими, а восхищаются и/или ужасаются этими штуковинами люди посторонние, но способные оценить чужие вещи. Такие люди часто становятся моими добровольными помощниками и помогают их найти. Как правило, это те, кто наиболее тесно взаимодействуют со мной в рамках проекта, экспедиции, выставки: это переводчики, ассистенты и их ближайшие знакомые и родственники. Но в идеале, чтобы найти самодельные вещи в каком-то районе, мне необходимо прожить параллельную жизнь с кем-то из помощников: ходить в магазин, отводить детей в школу или детский сад, навещать родителей и т. д. Я не меняею хода жизни этих людей — я наблюдаю и ищу, а увидев что-то интересное (см. критерии выше) — задаю вопросы, вступаю в диалог, записываю интервью, фотографирую. Цель моя не завладеть вещью, а понять какая причинно-следственная связь привела к появлению конкретной вещи-формы, договориться о её временном экспонировании, зафиксировать исходный контекст с помощью аудио/видео съёмки. Авторы часто никак не называют свои творения и возникает проблема: как в каталоге или на выставке отличить по названию стул Иванова от стула Кузнецова? Только по имени автора. Так формы обретают имена: Стул Иванова, Стул Кузнецова. Где к нарицательному названию вещи добавляется имя автора в родительном падеже.

Как правило, после выставки вещи возвращаются авторам, оставив след в электронном архиве/сайте/ю-тубе. Они изначально были самодельными бытовыми вещами, побыли произведениями искусства и вновь вернулись в профанную среду. Это двойное изменение статуса — важная особенность данного проекта. Важным является и его принципиальная бесконечность в пределах человеческого рода: всегда будут люди, творческий потенциал которых проявляется таким странным способом. Нам остаётся только находить и показывать их шедевры.

Таким образом, я беру из жизни её часть — самодельные утилитарные вещи - и переношу в выставочное пространство, т.е. фокусирую взгляд на них и тем самым говорю: это достойно внимания! Не потому, что они в галерее или музее оказываются, а потому, что они сущие - они уже есть. Они прекрасны и ужасны одновременно, а в чистом пространстве их легче увидеть и осознать. Затем искусство работает с их образами, а сами вещи возвращаются туда, откуда были изъяты, восстанавливая полноту жизни, в ореоле множества вопросов и эстетической рефлексии, чтобы дальше жить. Этот конвейер работает (как концептуальное зеркало материальной культуры) на ядерной энергии взаимодействия нужды и творческого потенциала человека.

Я ищу эти штуковины везде, — и везде они есть. Они всегда были и будут - только надо найти. Никто не знает куда идти и что искать — мои находки всегда случайны, но закономерны на пути в будущее искусства. Это будущее — в переходе от старой парадигмы «я - художник» к новой парадигме «он — художник», в со-творчестве.

Владимир Архипов