Юридический адрес: 119049, Москва, Крымский вал, 8, корп. 2
Фактический адрес: 119002, Москва, пер. Сивцев Вражек, дом 43, пом. 417, 4 эт.
Тел.: +7-916-988-2231,+7-916-900-1666, +7-910-480-2124
e-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.,http://www.ais-aica.ru

Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Информация с листа рассылки

Войти

Поиск

Dernières actualités Louvre

Musée du Louvre (Paris, France) : Dernières actualités

19 сентября 2020

  • La France vue du Grand Siècle
    Si les gravures de Silvestre ont été largement diffusées, ses dessins demeurent méconnus. Le musée du Louvre en conserve un ensemble exceptionnel qui sera  présenté au public pour la première fois.
  • Delacroix, le dernier combat
    Film de Laurence Thiriat Fr., 2016, 52 min Au crépuscule de sa vie, Eugène Delacroix se lance dans un chantier monumental, la réalisation de peintures murales pour la Chapelle des Saints Anges dans l’église Saint-Sulpice à Paris.
  • Imaginaires, représentations de l'Orient
    La Fondation Lilian Thuram pour l’éducation contre le racisme et le musée national Eugène-Delacroix s’associent pour construire un projet singulier d’exposition et de médiation, offrant de présenter les oeuvres de la collection du musée de manière renouvelée. Un accrochage inédit de la collection du musée, dédié à l’Orient et à ses représentations, est proposé du 11 janvier au 2 avril 2018.
  • Dans les pas d'un jardinier
    Colloque suivi d'un concert Sous la direction scientifique d’Hervé Brunon et Monique Mosser, CNRS, Centre André Chastel, Paris Le colloque s’inscrit dans le cadre de la programmation « Histoire et cultures des jardins », commencée en 2007 et conçue avec la collaboration scientifique du Centre André Chastel. Cette rencontre sera consacrée à la figure de Pascal Cribier (1953-2015), jardinier et paysagiste, qui fut notamment aux côtés de Louis Benech et François Roubaud le concepteur de la réhabilitation du jardin des Tuileries (1991-1996) et s’affirme, avec près de 180 projets réalisés à travers le monde, comme un maître d’œuvre majeur.

Содержание материала

Тоскана, данная в ощущениях.

Априори магические и притягательные имена итальянских городов обретают иное звучание после того, как в них побываешь – эффект этот знаком многим. Лишь однажды и на краткое мгновение вписавшись в пространство любой piazza, любой via, любой strada и любого viccolo любого из городов Италии, остаешься в нем навеки.

Не исключено даже, что ощущение это передается по наследству. Вот, например, бабушка моя, художница Ольга Александровна Бари-Айзенман, в начале прошлого века получила в Италии такой мощный эмоциональный заряд, что его хватило на сорок нелегких лет ее последующей жизни. И хотя детям ее, сыну-художнику и дочери-искусствоведу, ни разу не довелось пересечь итальянской границы (равно как и любой другой – такие выпали им времена), страна эта вошла в состав их крови. Итальянские впечатления и пристрастия (бабушка любила «маленьких» итальянцев гораздо больше мастеров Высокого Возрождения) она сумела передать не только сыну и дочери, но и нескольким поколениям своих многочисленных учеников. Бабушкин Бедекер – спутник ее итальянских странствований столетней давности, и сейчас передо мной.

Наши октябрьские тосканские дни 2009 года до краев наполнены были всякой драгоценной всячиной и бесчисленными чудесами – спасибо Никите Карзанову! Однако мне в этой счастливой ретроспективе в первую очередь видятся две площади – Пьяцца дель Кампо в Сиене и Пьяцца-Гранде в Ареццо. Необъятная вогнутая дель Кампо – чаша, озеро, раковина (как кому видится) и выпуклая Пьяцца-Гранде, камерная и уютная. Вот если б сложить их вместе, получилась бы двояковыпуклая линза.

В дневное время обе площади прекрасны (и многолюдны), но вечерами они прекрасны вдвойне. Наверное, вечерами по итальянским городам славно бродить в одиночестве, но еще лучше в компании милых людей. Не один, не два, а девять вечеров подряд (!) под дружественным небом Пьяцца дель Кампо мы топтались на ее брусчатке, к ночи оборачивавшейся чешуей, вращались вокруг собственной оси по дуге нерасторжимо сомкнутых палаццо и задирали головы, глазея на золотую вертикаль Торре дель Манжа. А потом еще целых пять вечеров кружили по Пьяцца-Гранде, не в силах наглядеться на поясок подсвеченных колонок Пьеве-ди-Санта-Мария, на лоджии Вазари, на фасады дворцов и самых обыкновенных, выходящих на площадь жилых домов. Две недели удивлялись, радовались и сами себе завидовали.

Кстати говоря, не удивительно, что именно на Пьяцца дель Кампо, в палаццо Пикколомини, хранится сиенское время. В Archivio di Stato (via Banchi di Sotto № 52, вход со двора, окна на площадь), на стеллажах, охватывающих залы по их периметрам, спрессовано, утрамбовано, сшито в надежные блоки (по правилам каждой из прошедших эпох), материализовано и расставлено по полкам сиенское время. И хотя покоя и стабильности на долю этого города пришлось не так уж и много, утешительно, что есть на свете места, где история не прерывалась, не изничтожалась бесследно, где бережно хранится память о каждом, самом будничном, самом скучном ее дне.

Коллекция «Tavolette della Bicerna» (деревянных крышек-обложек для всякого рода реестров и городской документации, украшенных живописью лучших художников Сиены) без сомнения уникальна и великолепна, но на мой вкус истинный праздник души и сердца это надписи на переплетах, на крышках их и корешках – дух захватывающий парад каллиграфии, торжество шрифта. Глаз не отвести от этих завораживающих, интригующих рядов – от пола до высоченных сводов палаццо Пикколомини. Смотреть бы на них и смотреть, любоваться-медитировать и вдыхать запах – не тлена, не бумажной пыли, но Времени.

Конечно же, я бесконечно восхищаюсь спутниками, сумевшими усвоить все виденное нами в Тоскане (и дай им Бог это переварить). Увы, мне это не удалось даже в малой степени. Но осталось несколько бесценных остановившихся мгновений, тех самых, ради которых и совершаются путешествия. Похоже, что одно из них стало таковым для нескольких человек. Это эпизод моего последнего дня в Ареццо (подругам предстояло провести в чудесном городе еще три долгих дня), когда мы снова вошли в базилику Сан-Франческо, чтобы еще раз насладиться видeнием Легенды о Животворящем Кресте.

Под сенью (или на фоне?) светлых, сияющих, с детства знакомых по репродукциям, но в реальности оказавшихся еще прекраснее, чем это можно вообразить, фресок Пьеро делла Франческа пел детский хор. Маленькая женщина-хормейстер, похожая на нашу Лию Ахеджакову, вдохновенно и страстно репетировала с одетыми в белые одежды девочками и мальчиками, малолетними ареттинками и ареттинцами. Прервать райское блаженство по собственной воле было бы истинным безумием, и мы решили дождаться концерта – в этот день в Ареццо торжественно отмечали не вполне внятную для нас дату, связанную каким-то образом с инженером и математиком Витторио Фоссомброни, чем-то прославившим родной город. Увы, статуей этого достойного горожанина, украшающей площадь перед базиликой, полюбоваться не довелось – она пребывает в процессе реставрации и по этому случаю задрапирована.

Глаз не сводя с царицы Савской и царя Соломона, сидели мы на деревянных скамьях и слушали ангельское пение (нас не смутили даже предшествовавшие концерту неторопливые и многословные выступления на благозвучном, но непонятном нам языке). В равной степени прекрасно дети исполняли «Аве Мария» и афроамериканские спиричуэлс. Впрочем, глаза мы время от времени все же отводили – завистливо поглядывали на монитор слежения, наблюдали, как Алина Логинова, Инна Вельчинская и Валя Шевелева, позабытые не слишком строгими стражами в алтарной капелле, наслаждаются Пьеро делла Франческа не издали, как мы, а тет-а-тет с фресками. То есть внимают ангельскому пению конкретно (простите, простите за сленг!) из райских кущ. Ну что тут скажешь? Только одно: Италия – это страшная сила! И неужели все это случилось с нами не во сне, а наяву?

  • Сан Джиминьяно
  • Сан Джиминьяно
  • Сан Джиминьяно
  • Сан Джиминьяно
  • Сан Джиминьяно