Юридический адрес: 119049, Москва, Крымский вал, 8, корп. 2
Фактический адрес: 119002, Москва, пер. Сивцев Вражек, дом 43, пом. 417, 4 эт.
Тел.: +7-916-988-2231, +7-916-549-0446
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.,http://www.ais-aica.ru

Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Войти

Поиск

Dernières actualités Louvre

Musée du Louvre (Paris, France) : Dernières actualités

07 декабря 2019

  • La France vue du Grand Siècle
    Si les gravures de Silvestre ont été largement diffusées, ses dessins demeurent méconnus. Le musée du Louvre en conserve un ensemble exceptionnel qui sera  présenté au public pour la première fois.
  • Imaginaires, représentations de l'Orient
    La Fondation Lilian Thuram pour l’éducation contre le racisme et le musée national Eugène-Delacroix s’associent pour construire un projet singulier d’exposition et de médiation, offrant de présenter les oeuvres de la collection du musée de manière renouvelée. Un accrochage inédit de la collection du musée, dédié à l’Orient et à ses représentations, est proposé du 11 janvier au 2 avril 2018.
  • Delacroix, le dernier combat
    Film de Laurence Thiriat Fr., 2016, 52 min Au crépuscule de sa vie, Eugène Delacroix se lance dans un chantier monumental, la réalisation de peintures murales pour la Chapelle des Saints Anges dans l’église Saint-Sulpice à Paris.
  • Dans les pas d'un jardinier
    Colloque suivi d'un concert Sous la direction scientifique d’Hervé Brunon et Monique Mosser, CNRS, Centre André Chastel, Paris Le colloque s’inscrit dans le cadre de la programmation « Histoire et cultures des jardins », commencée en 2007 et conçue avec la collaboration scientifique du Centre André Chastel. Cette rencontre sera consacrée à la figure de Pascal Cribier (1953-2015), jardinier et paysagiste, qui fut notamment aux côtés de Louis Benech et François Roubaud le concepteur de la réhabilitation du jardin des Tuileries (1991-1996) et s’affirme, avec près de 180 projets réalisés à travers le monde, comme un maître d’œuvre majeur.

 Юлия Вальцефер.

К юбилею и 35-летию творческой деятельности.

 

«А я иду владеть чудесным садом,
Где шелест трав и восклицанье муз».

(А. Ахматова. 1921)

Юлия Викторовна Вальцефер родилась в 1960 г. в семье ленинградских художников. Отец  — Виктор Александрович Вальцефер (1928­–1983), известный график, признанный мастер литографии и иллюстратор детских книг. Мать — Ксения Борисовна (р. Ижевская) (1930–2017) — скульптор и график. Родители закончили ЛИЖСА им. И. Е. Репина, отец учился у А. Ф. Пахомова, К. И. Рудакова и В. М. Конашевича, мать — у М. К. Аникушина. В те благоприятные времена для отечественного изобразительного искусства, когда государство всячески поддерживало художников, выбор профессии дочери был предопределён. В семье царил культ искусства и творчества, почитания традиций академической школы.

Часто бывавшая в отцовской мастерской, девочка наблюдала за работой Виктора Александровича, чаще в акварели и литографии, воспринимая не только тонкости технических приёмов, но и постигая его особый стиль, заключавшейся в «ясности образного мышления, в чёткой конструктивной организации композиции»[1]. На её глазах были созданы и замечательные иллюстрации для множества детских книг. Так В. А. Вальцефер стал первым и главным учителем для своей дочери.

Одновременно от матери будущая художница получила первые уроки работы со скульптурой малых форм, часто наблюдала за процессами керамического производства. В творческой деятельности Ксении Борисовны для дочери было много увлекательного: она разрабатывала дизайн оригинальных сувениров в керамике и дереве, в том числе, посвящённых Ленинграду. Не одно поколение советских детей выросло с придуманными Ксенией Борисовной игрушками: всевозможными тюленями, барашками, слонами, качающими головой. Юлия играла в них, конечно, первая. Позже, под влиянием мужа, Ксения Борисовна занялась цветной литографией, создав ряд замечательных анималистических циклов.

Не удивительно поэтому, что продолжением заданного семьёй творческого вектора стала учёба в специализированной школе при ЛВХПУ им. В. И. Мухиной (1975–1977).  Затем были два года занятий в качестве вольнослушателя в институте им. И. Е. Репина, в который Юлия поступила в 1979 г. на графический факультет. Одним из особо ценимых ею педагогов за деликатное наставничество стал Клим Ли, не прошли даром уроки М. М. Герасимова по рисунку, В. В. Смирнова по технике линогравюры, И. А. Раздрогина по живописи и рисунку. Важную роль в судьбе художницы сыграл её руководитель по мастерской станковой графики В. А. Ветрогонский. 

В 1983 году Ю. Вальцефер создала серию литографий, посвящённую Пушкину, родному городу её мужа Николая Романова, тогда также студента академического Института. Эти работы («Екатерининский парк зимой», «Зимние сумерки», «Екатерининский парк зимой. Нижняя баня») впервые убедительно продемонстрировали её дарование. Взяв от отца умение ясно и просто организовать пространство, художница наполнила свои работы особым лирическим звучанием. Триптих из этой серии, в центральную часть которого включён портрет Н. Романова на фоне знаменитой царскосельской Императорской Николаевской гимназии, экспонировался на Республиканской выставке эстампа в Уфе (1984).

Годом ранее Юлия выполнила литографированный портрет отца В. А. Вальцефера. Его тонко проработанный образ художница поместила в пространство мастерской, обстановка которой частично отражается в огромном окне. Оригинальная композиция работы, её лаконизм и изящество исполнения позволяют говорить о наследовании дочерью художественного метода Виктора Вальцефера.


Портрет В. А. Вальцефера. Цв. литография, 1982.

 В 1985 году Юлия защитила дипломную работу,  представив серию из 13 литографий на тему «Ленинские места в Самаре».

Самара в жизни художницы занимала особое место, поскольку из этих мест происходила семья отца. Каждый раз, оказываясь здесь, Юлия открывала для себя новый источник вдохновения, наслаждаясь тихой жизнью старинного провинциального города, с утопающими в зелени бульварами и маленькими разноцветными домами, украшенными ажурной резьбой и солнечными часами. Не случайно поэтому, вскоре после окончания института появилась новая серия её литографий, запечатлевших город её детства с уходящими приметами старого времени: деревянными домишками на каменных цоколях, водокачками, уютными двориками с развешенным на тугих верёвках бельём.

Тогда же впервые Юлии Вальцефер обращается к технике акварели. Так самарская тема пополнилась работами «Самара» (1986), «Квартира» (1988), «На берегу Волги», «Летнее кафе на Волге» (1989), «Дождливое воскресенье» (1990), «Корзины» (1992). Эти акварели, выполненные в прозрачных голубых, зелёноватых и розовых тонах по мокрой бумаге, были продуманы и организованы не менее чётко, чем работы в печатной графике, в них не найти ни одного лишнего касания кисти. Свои работы в акварели Ю. Вальцефер всегда выполняла в крупном формате, что было в русле характерной для последних десятилетий советского искусства тенденцией к монументализации. Стеремясь усилить выразительность своих произведений, художники стали выводить акварель за узкие рамки камерного значения. В одном из интервью В. С. Матафонову В. А. Вальцефер отмечал: «…акварель стала спорить с большой живописью и по широте охвата тем, и по технике исполнения она приобрела новые качества».[2]


На берегу Волги. Бум., акварель, 1989. 

Одновременно Юлия продолжает создавать новые работы в литографии, для которых характерны композиции с повторяющимися ритмами вертикальных и горизонтальных линий. Это ей прекрасно удаётся в сюжетах серии, посвящённой Ленинграду: «Белые ночи», «Площадь Декабристов», «Дворцовый мост» (1985), «Летнее кафе на набережной Невы» (1986).

Этот приём был ею использован также в следующем цикле работ, изображающем Екатерининский парк в Пушкине: «Камеронова галерея и цветной садик», «Лицей», «Большое озеро» (все 1986), «Екатерининский парк. Зеркальный пруд» (1987). Низкая линия горизонта оставляет простор для небес, иногда ясных, иногда заполненных сплошными волнами облаков или барашками туч, сообщая таким образом динамичность воздушной среде.

 Летнее кафе на Неве. Автолитография, 1985; Белые ночи. Автолитография, 1985

С конца 1980-х в творчестве Юлии Вальцефер возникает тема семьи, сначала в литографии «Я и мой сын», затем в акварельных работах — «Я и сын», «Любовь» (1990), «Вдохновение. Портрет Н. Романова» (1993).

В 1990 году Юлию Вальцефер принимают в члены Петербургского Союза художников. 

В 1992 году Юлия Вальцефер открывает новое для себя направление творчества: она получает приглашение петербургского издательства «Васильевский остров» оформить книгу стихов Д. Г. Байрона в переводах Г. С. Усовой «Я кожаный старинный том раскрою». При помощи тончайшей кисти и акварели художница выполнила около 60 искусных рисунков к поэмам, элегиям и стансам «властителя дум» пушкинского поколения.


Иллюстрации к книге Д. Г. Байрона «Я кожаный старинный том раскрою». 1992

Среди мастерски выполненных Юлией Вальцефер иллюстраций особенно интересна интерпретация образов поэмы «Мазепа», в которой по выражению А. С. Пушкина Байрон «выставил ряд картин одна другой разительнеекакое пламенное создание! какая широкая, быстрая кисть!»[3].


Иллюстрации к книге Д. Г. Байрона «Я кожаный старинный том раскрою». 1992

Книга так и не состоялась, а выполненные иллюстрации до сих пор ожидают своего издателя. 

Годом позже Юлия всё же получила возможность реализовать себя в книжной графике и создала серию оригинальных иллюстраций к книге Р. Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон. Иллюзии, или Приключения Мессии Поневоле»[4]. Непростая задача создания образа чайки, перемещающейся в пространстве и стремящейся к безграничной духовной свободе, была решена художницей с большим вкусом. Реалистичный и лаконичный монохромный рисунок контрастирует со сложными фактурами, символизируя многомерность бытия Джонатана Ливингстона. 


Иллюстрации к притче Р. Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон». 1993

Работая над иллюстрациями к «Иллюзиям», Юлия вплотную подошла к новому для себя приёму монтажа. Стремясь представить героев повести, творящих реальность силой воображения, она создала парадоксальные композиции, символический и иносказательный смысл которых требует от зрителя довольно серьёзной аналитической работы.

Иллюстрации к притче Р. Баха «Иллюзии, или Приключения Мессии Поневоле».1993

1993–1994 годы ознаменовались новыми экспериментами: художница вводит детские рисунки сына в канву своих акварелей «Фантазии Иллариона», «Улитка и Илларион» (1993). Этот опыт не прошёл бесследно, он помог оценить роль декоративного элемента в создании художественного образа. Расширяется и усложняется жанровое разнообразие в творчестве художницы. Появляются работы в смешанных жанрах натюрморта и автопортрета. С увлечением Юлия постигает премудрость создания разнообразных акварельных эффектов на бумаге.

       В «Завтраке великана» (1993), «Двух ирисах» (1994) изображения птиц уже главенствуют над натюрмортом. Будь то изысканные журавли и розовые фламинго, яркий удод или простые снегири и синицы —  воплощение крылатых героев в акварели происходит легко и непринуждённо («Цветок банана», «Весна, зима, осень», обе 1995).

Завтрак великана. Бум.,акварель, 1993; Цветок банана. Бум.,акварель, 1995

Акварели Юлии Вальцефер, представленные в 2001 году на её персональной выставке[5], были отмечены зрителями и специалистами, что позволило ей стать одной из участниц масштабного проекта «Акварельная комната» в Красноярском Художественном музее им. В. И. Сурикова в 2002 г.

Характеризуя описанный период творчества Юлии Вальцефер, можно считать, что окончание его связано с появлением в её работах монтажного приёма, ставшего определяющим для её изобразительной манеры на следующем витке творческого развития.

Новый этап в творчестве Ю. Вальцефер начинается с 1996 года и связан с увлечением акриловыми красками и практически прекращением работы в технике акварели. Умело сочетая прежние наработки с открывшимися новыми возможностями для пластического эксперимента в этом материале, Юлия Вальцефер работала почти 20 последующих лет. Творческий метод художницы претерпел несколько серьёзных изменений.

Первые же работы на холсте («Природа», «Времена года» — обе 1996 г.) отличали декоративность и сложносочинённая композиция, ранее уже применявшаяся Ю. Вальцефер в графических техниках.

Тема материнства стала главной в творчестве Ю. Вальцефер конца 1990-х годов. Подобно тому, как некогда её родители, создавая свои произведения для детей, вглядывались во внутренний мир дочери, так и она теперь целиком погрузилась в мир образов своего сына. Так появились работы  «Сон», «Богемское стекло», «Вкус винограда», «Год тигра», «Год тигра II», в которых Ю. Вальцефер стремится подарить мальчику огромный и прекрасный мир, полный приключений и романтики, окружая его рыцарями в стальных доспехах, старинными замками и экзотическими садами, в которых бродят прирученные тигры. В одной из работ художница изображает саму себя в наряде средневекового жонглёра, весело и чуть лукаво взирающего на зрителя, словно утверждая себя в роли главного распорядителя всем этим волшебством.

В конце 1990-х и начале 2000-х годов Ю. Вальцефер экспериментирует в поисках обновления палитры и новых творческих стимулов. В работах «Август в деревне» (1997), «Три настроения» (1998), «Псковская земля» (1999), «Мёд» (2000) и других заметен интерес к усилению декоративности и приёмам абстрактной живописи.

Однако в  2003 году  Юлия пишет «Отражение весны», ознаменовавшее отход от этой тенденции и ставшее ключевой работой, наметившей перелом в формировании стилевых и образных особенностей в творчестве художницы.

Вскоре у Ю. Вальцефер появляются целые серии цветочных композиций. Обладательница таланта к разведению всевозможных растений и цветов, она выращивает на даче и пишет с натуры свои мальвы, ирисы, дельфиниумы и люпины. Цветы присутствуют в подавляющем большинстве её произведений всех жанров.

Также художница создаёт ряд анималистических композиций, таких как «Цапли» (2007), «Русские борзые» (2008), «Белое счастье» (2009) и др. Особенно ей удаются эффектные фазаны, которые населяют столь многие её картины: «Маковая аллея», «Оглядываясь» (обе 2009), «Сладкое» (2012), «Воробей в гостях» (2014) и другие.


Воробей в гостях. Х. акр., 2014

 Желание видеть мир вокруг себя праздничным и совершенным, присущее Ю. Вальцефер, естественным образом находит отражение в стремлении к особенной эстетичности и нарядности её живописного содержания. Прежде всего, это проявляется в камерном жанре натюрморта. Прописанные тончайшей кистью, натюрморты Юлии Вальцефер являются своеобразной данью творениям столь почитаемых художницей «малых голландцев». Изображаемый предметный ряд неизменно изыскан и тщательно подобран: cредневековые бокалы зеленоватого стекла соседствуют с китайскими вазочками, розовый жемчуг струится по перламутру раковин, кружевной венецианский веер оттеняет белизну костяного фарфора. Цветы и фрукты, непременно дополняющие этот тихий мир (Stilleben), сообщают ему свои витальные свойства. Примечательны мотивы плодового изобилия, которыми Юлия любит украшать многие свои работы: «Садовник» (2014), «Храм дружбы» (2017), «Завтрак в Венеции» (2018) и другие. По своей сути автопортрет, «Дело в шляпе» (2014), одновременно является и натюрмортом, запечатлевшим огромный бокал, наполненный раковинами, на фоне морского пейзажа.

Фрукты. Х. м., 2014; Дело в шляпе. Х. акр., 2017

В работе над портретом, к которому она не теряет интереса на протяжении всех лет, Юлию Вальцефер ждут интересные находки. Так в 2012 гг. появляется ряд эффектных работ, композиционно построенных на противопоставлении образа юной девушки и гипертрофированного цветочного декора («Ульяна Алексеевна», «Ксения», обе 2012). В других портретах молодых женщин, таких, как «Три дня в Венеции», «Открывая Венецию» (обе 2013) введены фрагменты пейзажа, не связанного с основной композицией, но несущего важную смысловую нагрузку.

Другой любопытной новацией для живописного портрета, становится введение контурного абриса в силуэт фигуры, иногда разноцветного. Этот приём, которым ранее Юлия пользовалась в свой акварельный период, теперь получил своё развитие, превратившись в полностью прозрачный контурный рисунок. Создавая эффект как бы недописанной картины, художница таким образом смогла сконцентрировать внимание зрителя на самых важных акцентах образа с одной стороны, а с другой — дополнительно создать нарядный декор. В работе «Разносторонний взгляд» (2012) именно собачка, замершая в позе ожидания, является ключом к трактовке печального выражения лица главной героини. В групповом портрете «Я и моя Муза» (2012) живописный минимализм призван подчеркнуть фантастичность сюжета, в котором изображены не только члены семьи Юлии, но и присутствует её двойник в роли музы.

Интерес к помещению графического элемента в живописную среду не препятствует работе над тонкостями тональной разработки. Попытка разобрать белый цвет на оттенки, изобразить «белое на белом», — один из таких экспериментов, в основе которого стремление создать в произведении особое ощущение света и чистоты («Белое», 2011). Своё открытие Ю. Вальцефер удачно использовала для создания торжественного настроя автопортрета 2008 г., а также нескольких портретов мужа и сына (2010–2014 гг.).

Разносторонний взгляд. Х. акр., 2012; Портрет Иллариона и Николая Романовых. Х. акр., 2010

В пейзажах Юлии Вальцефер ведущая роль принадлежит теме садов и парков. Парк как объект, связанный со всеми возможными видами изящных искусств, очаровал художницу с юных лет. Скульптура, изображающая мифологические и исторические персонажи и парковые архитектурные сооружения, фонтаны, гроты и эрмитажи, пруды и рощи, поляны и цветы, — всё это необыкновенно созвучно мировосприятию художницы. «Сад — это попытка создания идеального мира взаимоотношений человека с природой», — писал  Д. С. Лихачёв.[6] Сад для Юлии Вальцефер — это эстетическая система, содержательность которой она познаёт через создание собственных произведений. Это своеобразное поэтическое и философское осмысление единственного места на земле, высшее предназначение которого — рай, Эдем. Не случайно одна из персональных выставок художницы получила название «Эпикурейские сады Юлии Вальцефер».[7]

Завтрак в Венеции. Х. м., 2018; Садовник. Х. акр., 2014

В цикле из восьми работ посвящённых парковому ансамблю Петергофа, художница смогла сохранить и искусно запечатлеть подмеченное ею особое состояние среды. Так, в работе «Фонтаны Петергофа» (2010), мягко рефлексирующие позолоченные фигуры античных богов и героев Большого Каскада погружены в тонально-приглушенную атмосферу, в то время как вспененные струи фонтанов, жадно впитавшие весь свет безлюдного утра, становятся своеобразной композиционной доминантой. В другой картине сгущающиеся осенние сумерки лишают фонтаны их хрустальной прозрачности, словно останавливая на миг их неустанный бег («Осень в Петергофе», 2010).

Осень в Петергофе. Х. акр., 2010; Фонтаны Петергофа. Х. акр., 2010

К царскосельским мотивам Юлия Вальцефер обращается чаще всего. Утопающие в цветах уголки Екатерининского парка, его прохладные и тенистые осенние дорожки, неожиданные ракурсы, казалось бы, привычных видов, — художницу повсюду ждут открытия, которыми она щедро делится со зрителем  в работах «Падающий лист» (2009), «Висячий сад» (2011), «В парке» (2015), «Маки» (2016), «Зима в Царском селе» (2018) и др.

 В Екатерининском парке. Х. акр., 2015; Маки., Х. акр., 2016

Вдохновение для творчества Юлия Вальцефер черпает, прежде всего, у самой природы. В серии из десяти картин с мотивами берёзовой рощи (2007–2008), в работах «Кувшинки» (2001), «Река Шохонка» (2009), «Ирисы и цапля» (2018), «Блеск и серебро» (2019) художница с замечательным мастерством изображает живописные виды русского леса в разные времена года, водную гладь деревенского озера и его пернатых обитателей. 

Особенно дорог художнице собственный сад близ Пушкинских Гор. «Один шаг из дома — и попадаешь в рай, где всё пронизано цветочными ароматами, всё стрекочет и поёт. Вокруг — птицы: лебеди, журавли, аисты, зелёные дятлы. Снуют белки и деловито топают ежи. Наверное, нет большего удовольствия, как обнаружить ранним утром распустившийся бутон...».  Так, чередуя садовый инвентарь с кистями, и создаёт на холсте Юлия Вальцефер свой идеальный сад.

Новый год. Х. акр., 2008; Остров. Х. м., 2019

Не так давно Юлия открыла для себя масляную живопись, которая так увлекла её своими пластическими возможностями, что акриловые краски совершенно отставлены в сторону. Художница не любит работать по предварительным эскизам, предпочитает технику a la prima, позволяя своей руке свободно вести линию задуманного сюжета сразу на холсте. Однако сам по себе новый замысел требует предварительного осмысления. Юлия Вальцефер уверена, что каждую картину нужно писать как единственную, поэтому её работы всегда написаны с великим тщанием.

На протяжении вот уже многих лет Ю. Вальцефер творит бок о бок со своим мужем Николаем Романовым, известным петербургским пейзажистом. При этом жанровые и тематические предпочтения супругов, как и индивидуальные особенности авторского почерка каждого, остаются весьма далёкими: тонкие и воздушные картины Ю. Вальцефер являют собою противоположность ярким и экспрессивным холстам Н. Романова. Возможно, именно поэтому произведения супружеской пары хорошо дополняют друг друга в экспозиционном пространстве любой выставки. Это подтверждает участие творческого союза в совместных проектах в галереях «Замос-воречье» (Москва, 2002), Belgravia Gallery (London, 2007), «АРКА» (2009, 2012), в выставках «Сказка» и «Современный портрет» в Ивановском областном художественном музее и Костромском государственном историко-архитектурноми художественном музее-заповеднике (2009–2010), в международных выставках «Пушкин – Камбрэ» (Мэрия Царского Села, Пушкин, 2012), «Artway» (Феодосия, Хельсинки, Финляндия, 2014–2015), «Петербургские художники» (Камбре, Франция, 2016), ART-NORDIC (Копенгаген, Дания , 2017) и многих других.

В 2008 году Юлия Вальцефер стала членом Творческого Союза Художников России. В том же году за активное участие в проектах государственных музеев России она была удостоена Творческим Союзом художников России (ТСХР) Бронзовой медали «За вклад в отечественную культуру». 

Магия вкуса. Х. акр., 2013; Год тигра. Х. акр., 1997

Работы Юлии Вальцефер многократно экспонировались на художественных выставках в России и за рубежом, воспроизводились в печати[8]. Её работы находятся в собраниях Самарского областного  художественного музея, Ивановского областного художественного музея, Новосибирского государственного художественного музея, Костромского государственного объединённого историко-архитектурного и  художественного музея-заповедника, Литературного музея Пушкинского Дома ИРЛИ РАН, в частных собраниях в России, Португалии, Франции, Германии, США,  Великобритании, Австрии, Финляндии, Китая и других странах.

____________________________________ 

[1] Матафонов В. Портреты современников. Акварели В. Вальцефера // Искусство. — №5, 1984. — С. 20.

[2] Матафонов В. Ук. соч. — С. 21–22.

[3] А. С. Пушкин. Собр. соч. в 10-ти томах. Т. X. — М., 1962. — С. 76.

[4] Бах Р. Чайка по имени Джонатан Ливингстон. Иллюзии, или Приключения Мессии Поневоле: Повести. — СПб., Грант, 1993, — 319 стр.; 2-ое издание: Ричард Бах. Чайка по имени Джонатан Ливингстон. СПб., Азбука, 2000.

[5] Выставка «Три настроения Юлии Вальцефер» в галерее «Валенсия», Санкт-Петербург, 2001.

[6] Д. С. Лихачёв. Поэзия садов. — М., 1998. — С. 11.

[7] Выставка «Эпикурейские сады Юлии Вальцефер» в галерее «АРКА», Санкт-Петербург, 2012.

[8] Мир и молодёжь. Каталог выставки. — Л., 1985; Молодость  страны. Каталог. — Л. 1987. — С. 19; Молодые художники Кубани, Ленинграда и Москвы. Каталог выставки. — Сочи, 1988. —С.14; Романов И. Н. Прогулка с фантазией// НОМИ. №1(12),2000 —С. 53; Логвиновой Е. В. Три настроения Юлии Вальцефер // «Империя искусства». 2001, ноябрь. — С. 28; Международная выставка анималистического искусства. Каталог. — Спб., 2004. — С. 50–51; Юбилейный Справочник выпускников Санкт-Петербургского академического института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина Российской Академии художеств. 1915—2005. — СПб., 2007. — С. 411; Julia Valcefer. Belgravia Gallery. — London, 2007; Пасхальный калейдоскоп.— СПб, 2008. — С. 8; Царское Село. «Розовые сны». Каталог выставки. — Царское Село, 2008. — С. 24; Петербург. Новосибирский государственный художественный музей. — СПб., 2008. — С. 6; Мой Пушкин. 300 лет Царскому Селу. Каталог выставки. СПб., 2009–2010 — С. 15,136; «Друзья мои, прекрасен наш союз!». — СПб., 2010. — С. 43; Юлия Вальцефер. Живопись. Вступ. ст. Логвиновой Е. В. — СПб.,2010; АrsLonga. Каталог. — Москва, 2010. — С. 56–57; Юлия Вальцефер. Эпикурейские сады. Вступ. ст. Логвиновой Е. В. — СПб.,2012; Современная Петербургская живопись. — Харбин, 2013. — С. 262—267; Юлия Вальцефер. Живопись. Вступ. ст. Логвиновой Е. В. СПб., 2013; 400 лет дому Романовых. — СПб., 2013. — С. 53; «АРТ СЛОЙ» — Волгоград, 2014. — С. 23; Artistes Russes. — Cambre, 2016. — P.16–17.

 

Е. Логвинова