Юридический адрес: 119049, Москва, Крымский вал, 8, корп. 2
Фактический адрес: 119002, Москва, пер. Сивцев Вражек, дом 43, пом. 417, 4 эт.
Тел.: +7-916-988-2231, +7-916-549-0446
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.,http://www.ais-aica.ru

Перевод сайта

ruenfrdeitptes

Новости от наших коллег

Войти

Поиск

Объявления

Dernières actualités Louvre

Musée du Louvre (Paris, France) : Dernières actualités

12 ноября 2019

  • La France vue du Grand Siècle
    Si les gravures de Silvestre ont été largement diffusées, ses dessins demeurent méconnus. Le musée du Louvre en conserve un ensemble exceptionnel qui sera  présenté au public pour la première fois.
  • Imaginaires, représentations de l'Orient
    La Fondation Lilian Thuram pour l’éducation contre le racisme et le musée national Eugène-Delacroix s’associent pour construire un projet singulier d’exposition et de médiation, offrant de présenter les oeuvres de la collection du musée de manière renouvelée. Un accrochage inédit de la collection du musée, dédié à l’Orient et à ses représentations, est proposé du 11 janvier au 2 avril 2018.
  • Delacroix, le dernier combat
    Film de Laurence Thiriat Fr., 2016, 52 min Au crépuscule de sa vie, Eugène Delacroix se lance dans un chantier monumental, la réalisation de peintures murales pour la Chapelle des Saints Anges dans l’église Saint-Sulpice à Paris.
  • Dans les pas d'un jardinier
    Colloque suivi d'un concert Sous la direction scientifique d’Hervé Brunon et Monique Mosser, CNRS, Centre André Chastel, Paris Le colloque s’inscrit dans le cadre de la programmation « Histoire et cultures des jardins », commencée en 2007 et conçue avec la collaboration scientifique du Centre André Chastel. Cette rencontre sera consacrée à la figure de Pascal Cribier (1953-2015), jardinier et paysagiste, qui fut notamment aux côtés de Louis Benech et François Roubaud le concepteur de la réhabilitation du jardin des Tuileries (1991-1996) et s’affirme, avec près de 180 projets réalisés à travers le monde, comme un maître d’œuvre majeur.

Маликов Евгений Юрьевич

кандидат юридических наук, доцент,

заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин

Волгоградского гуманитарного института, Председатель ВРО ООО «Ассоциация юристов России», Президент Фонда развития современного искусства «АРТ СЛОЙ» 

 

К вопросу о соотношении прав автора 
произведения изобразительного искусства и изображенного лица

Право на охрану изображения тесно переплетается с авторскими правами, так как с одной стороны у автора произведения искусства возникают авторские права, а с другой – они ограничены волей изображенного лица. В научной статье решается проблемы соотношения авторских прав и прав изображенного лица. Формулируются основные пределы для осуществления прав автора и прав изображенного лица. Критически оценивается ряд точек зрений относительно исследуемой проблемы, обозначенных в юридической литературе и в законодательстве.

Произведение искусства, исключительные права автора, изображенное лицо, права изображенного лица, обнародование произведения, согласие изображенного лица, форма согласия

Malikov Evgeny Yurievich

Candidate of Law, Docent

Head of the Department of Civil Law Disciplines Volgograd Humanities Institute,

Chairman of the Association of Lawyers of Russia,

President of the Foundation of Contemporary Art "ART SLOY"

 

On the question of the relationship between the rights of the author 
works of art and the person depicted

The right to health is closely intertwined with the image copyright, since on the one hand the author of a work of art arise copyright, and on the other - they are limited by the will of the person depicted. In the scientific article solved the problem of correlation copyright and face images. With the main limits for the author's rights and the rights of the person depicted. Critically evaluate a number of points of view on the problem under investigation, identified in the legal literature and legislation.

A work of art, the exclusive rights of the author, person, right face image disclosure of a work, the consent of the person depicted, consent form

«Портрет Карла V в кресле» Тициана, «Портер Петра Великого» П. Делароша, «Портрет Наполеона в императорском кабинете» Давида Жака Луи, «Портрет Елизаветы Петровна» А. Антропова, «Портрет дамы в голубом» Т. Гейнсборо, «Джоконда» Леонардо да Винчи, «Юноша с корзиной фруктов» Микеланджело Меризи де Караваджо, «Портрет Е. Н. Арсеньевой» В. Л. Боровиковского и другие, сегодня стали эталоном мастерства в изобразительном искусстве. Это не просто полотна о которых пишут и спорят искусствоведы, это выражение мировоззрения художника, отражение эстетических ценностей определённого периода времени, это школа художественного мастерства. Они хранят, транслирует от поколения к поколению культурные ценности; помогают познавать историю, отражая ее и создавая чувственные впечатления: эмоции, чувства, настроения; дают нам знания об эпохе, людях, национальном характере, о вкусах и идеалах.

Портреты известных людей – поэтов, художников, музыкантов, философов, политических деятельней («Портрет Н. Н. Пушкиной» А. П. Брюллова, «Портрет Ф. И. Шаляпина» В. А. Серова, «Потрет М. П. Мусоргского» И. Репина, «Портрет А. С. Пушкина» Ореста Кипренского и других) позволяют нам увидеть их реальный облик, заглянуть в ауру души изображенного, почувствовать его характер.

Но все эти шедевры могли никогда и не увидеть свет, существуй в момент их создания закон, запрещающий обнародовать изображение человека без его согласия.

В соответствии с п. 1 ст. 152.1 ГК РФ: «Обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина».

Право на охрану изображения тесно переплетается с нормами об авторском праве, так как, с одной стороны, у автора произведения искусства (автора картины, скульптуры, фотографии и проч.) возникают авторские права, а с другой – они ограничены волей изображенного лица. Следовательно, реализовать свои исключительные права на произведение искусства автор может только с согласия изображенного лица, за исключением случаев, предусмотренных законом.

В создании портрета всегда участвуют два человека – художник и его персонаж. Один вкладывает в нее свою внешность, а другой посредствам внутреннего восприятия окружающего мира, эмоционального и психологического состояния духа и художественного мастерства создает ее материальное воплощение. Тяжело оценить – чей вклад больше. Не будь такой сильной и одновременно мягкой женщиной знаменитая оперная певица Н. И. Забела, создал ли М. Врубель свой шедевр «Царевна Лебедь»? Не будь Е. Дьяконовой появились ли картины Сальвадора Дали «Гала в изображении Леды», «Гала с двумя ребрышками ягненка»?

Но и мастерство автора, способно не просто передать изображение, но показать личность, сформировать идеалы, перенести нас в прошлое или будущее, познакомить с людьми и событиями; помочь проникнуть в смысл жизни, установить ее закономерности. От мастерства автора зависит притягивает, дает ли состояние спокойствия и безмятежности его произведение или, наоборот, возмущает, раздражает, будоражит.

Можно спорить чей вклад в произведение изобразительного искусства больше. Думается, что несомненно – автора. Можно долго дискутировать по этому вопросу. Но несомненно одно, права изображенного лица не должны ограничивать авторских прав, как и авторские права не должны вступать в конфликт с нематериальными благами.

Однако существующее в настоящее правовое регулирование нематериальных благ и авторских прав свидетельствует об ином.

После обнародования произведения искусства использование изображения лица может осуществляться только с его согласия. Законодатель в данном случае не дает определение термина «обнародование». Однако аналогичное понятие содержится в п. 1 ст. 1268 ГК РФ, где указывается, что обнародовать произведение – значит осуществить действия, в результате которых произведение становится доступным для всеобщего сведения, то есть любому лицу. Изображение может быть обнародовано способами, при которых возможно его зрительное восприятие (экспозиция на выставке, показ по телевидению, размещение в сети Интернет и др.).

Таким образом экспонировать свои работы на выставках, включить их в каталоги, использовать в других произведениях искусства (например, в качестве иллюстраций) и проч. автор произведения может только с согласия изображенного лица.

Законом установлен ряд исключений из этого правила. Судебные инстанции предложили свое толкование норм, заложенных в законе. Так, согласно п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», такое согласие не требуется, если:

  • использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;
  • изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;
  • гражданин позировал за плату (п. 1 ст. 152.1 ГК РФ).

На первый взгляд, предложенные исключения из общего правила достаточно упрощают жизнь автора, однако, на наш взгляд, представленная в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 точка зрения – довольно вольная трактовка закона.

Еще более свободная трактовка нормы ст. 152.1 ГК РФ предлагается в Разъяснении Роскомнадзора «О вопросах отнесения фото- и видео-изображения, дактилоскопических данных и иной информации к биометрическим персональным данным и особенности их обработки»[1], где указывается, что в случае получения изображения из общедоступных источников согласие изображенного лица на использование не требуется.

Однако, в п. 1 ст. 152.1 ГК РФ четко установлено: «Обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии – с согласия родителей. Такое согласие не требуется в случаях, когда… (далее по тексту)».

Буквальное толкование закона, на наш взгляд, позволяет отнести исключения о получении согласия изображённого гражданина только к случаю, когда обнародование и использование изображения гражданина осуществляется после его смерти. При жизни – получение согласия обязательно во всех случаях.

Таким образом, изображенное лицо вправе своим запретом на обнародование и использование произведения искусства практически исключить использование автором своих исключительных авторских прав. Такая ситуация не допустима. Более того, установленный в п. 1 ст. 152.1 ГК РФ запрет, противоречит не только нормам действующего законодательства, но и основным правам, заложенным в Конституции РФ.

Так, с одной стороны «каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества» (ч. 1 ст. 44 Конституции РФ); «каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом» (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ). С другой стороны, за каждым гражданином закреплено право на неприкосновенность частной жизни, на личную и семейную тайну (ст. 23 Конституции Российской Федерации), на охрану своего изображения (ст. 152.1 ГК РФ).

Эти же права обозначены в международных актах, в частности, в Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года. Исходя из практики Европейского Суда использование изображения гражданина без его согласия представляет собой ограничение его прав, гарантируемых Конвенцией о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года. При этом в силу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, любое ограничение прав и свобод человека должно быть основано на федеральном законе; преследовать социально значимую, законную цель (например, обеспечение общественной безопасности, защиту морали, нравственности, прав и законных интересов других лиц); являться необходимым (пропорциональным преследуемой социально значимой, законной цели). Несоблюдение одного из этих критериев ограничения представляет собой нарушение прав и свобод человека, которые подлежат судебной защите в установленном законом порядке.

Поэтому при решении данной вопроса необходимо обеспечить баланс прав каждого лица, как автора произведения, так и изображенной личности. Существующая редакция рассматриваемой нормы такой баланс не обеспечивает. Приведем простой пример. Снимается документальный фильм о природе, науке, технике. Любой фильм является аудиовизуальным произведением (п. 1 ст. 1263 ГК РФ). Аудиовизуальное произведение является объектом авторских прав, так как оно создается в результате интеллектуальной деятельности (пп. 1 п. 1 ст. 1225, п. 1 ст. 1259 ГК РФ), соответственно на него распространяются авторские права (п. 3 ст. 1259 ГК РФ). Исключительное право использования произведения принадлежит его автору или иному правообладателю (п. 1 ст. 1270, ст. 1229 ГК РФ). Однако использовать свои авторские права без согласия лиц, попавших в кадр, авторы не имеют права, так как исключение устанавливается только для случаев, когда съемка производится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях. Следовательно, воспользовавшись своим правом изображенное лицо, автоматически ограничивает права автора.

Судебная практика, при возникновении спорных ситуаций между авторами произведений и правами изображенного лица, отдает приоритет обладателям нематериальных благ. Так, использование автором фотографий своих работ, полученных в результате фотосъемки, при оформлении календаря, квалифицировано судом, как нарушение права на изображение: «право гражданина давать согласие на использование своего изображения (за исключением случаев, установленных законом) превалирует над правом автора фотографического произведения обнародовать его»[2].

В научной литературе предлагается кардинально решить данную проблему в пользу авторов произведений искусства. Так, И. Иванов, исходя из того, что информация о гражданине (в том числе его изображение) «исключена из перечня объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ)… изображение гражданина правомерно рассматривать лишь как охраняемый результат интеллектуальной деятельности, оборот которого (включая обнародование) регулируется системой норм, составляющих часть 4 ГК РФ»[3]. Может и следовало бы согласиться с мнением автора, если бы современное законодательство не относило к произведениям искусства помимо прочего комиксы, графические рассказы и проч. (ст. 1259 ГК РФ). А в этом случае, защита права на изображение – необходима.

Поэтому следует гармонизировать существующие нормы, регулирующие право на изображение и право автора на обнародование и использование произведения искусства, необходимо достичь необходимого баланса между существующими правами.

В п. 1 ст. 152.1 ГК РФ предусмотрены исключения из правила о получении согласия изображенного лица на обнародование и использование его изображения, которые вызывают много вопросов. Например, что такое использование изображения в государственных, общественных или иных публичных интересах?

Исходя из п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2010 г. N 16[4] к общественным интересам следует относить потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы правовому демократическому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде. К таким интересам, к примеру, относится информация, связанная с исполнением своих функций должностными лицами и общественными деятелями. Соответственно, их изображения под защиту ст. 152.1 ГК РФ (при условии, что изображение не касается частной жизни указанных лиц) не попадают.

Аналогичные запреты установлены в европейском законодательстве. Так по делу Фон Ганновер против Германии[5] принцесса Каролина фон Ганновер добилась в судебном порядке, запрета публикаций фотографий ее личной жизни в прессе. При этом суд запретил использование двух фотографий, третью же публиковать в прессе разрешил, обосновав это тем, что фото связано с неудовлетворительным состоянием князя Рене (мужа принцессы), а неудовлетворительное состояние здоровья правящего князя – это вопрос общественного интереса.

При этом судом отдельно отмечено, что при разрешении таких вопросов следует учитывать право автора на произведение, право издательских компаний на свободу выражения мнения и право заявителей на уважение их личной жизни.

Так как изображение гражданина относится к персональным данным, то определённые ограничения устанавливаются и ФЗ от 27 июля 2006 N 152-ФЗ (ред. от 21.07.2014) «О персональных данных»[6]. Согласно ч. 2 ст. 11 указанного закона обработка биометрических персональных данных может осуществляться без согласия субъекта персональных данных «в связи с реализацией международных договоров РФ о реадмиссии, в связи с осуществлением правосудия и исполнением судебных актов, а также в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об обороне, о безопасности, о противодействии терроризму, о транспортной безопасности, о противодействии коррупции, об оперативно-розыскной деятельности, о государственной службе, уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации, законодательством Российской Федерации о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию, о гражданстве Российской Федерации».

На наш взгляд, к соблюдению государственных и общественных интересов следует отнести и нормы ч. 7 ст. 11 АПК РФ, ч. 7 ст. 10 ГПК РФ, ч. 5 ст. 241 УПК РФ согласие на использование кино-, фотосъемки, видеозаписи или трансляции судебного заседания по радио, телевидению и (или) в сети "Интернет" от участников судебного заседания не требуется. Аналогичное правило вытекает из ст. 20 ФЗ от 04 декабря 2007 N 329-ФЗ (ред. от 31.12.2014) «О физической культуре и спорте в Российской Федерации».

Много споров вызывает толкование пп. 2 п. 1 ст. 12.1 ГК РФ, когда «изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования».

В литературе возникает справедливый вопрос: что понимать под основным объектом использования?[7] Первый вариант – площадь изображения? Если она превалирует над иными изображениями – это основной объект? Или надо учитывать факт – является ли изображение гражданина основным в массе других изображений или его можно рассматривать как элемент системы?

Есть и еще одна проблема в рассматриваемо вопросе. Из действующей нормы ст. 152.1 ГК РФ четко не вытекает: может ли лицо давшее согласие на использование своего изображения, отозвать его. Создал скульптор произведение искусства, получил согласие изображенного лица, а через некоторое время, например, из-за критики произведения искусства, изображенное лицо отзывало свое согласие.

На первый взгляд, исходя из использованного метода гражданско-правового регулирования, носящего дозволительный характер, следует, что раз прямого запрета на отзыв согласия в законе нет, то такой отзыв возможен. Возникает вопрос что делать в такой ситуации автору произведения? Исключать из всех каталогов свое произведение, снять со всех экспозиции? На наш взгляд, речь идет о значительном нарушении равновесия прав автора и изображенного лица.

В научной литературе высказано мнение, что изображенный в любой момент может отозвать или аннулировать свое согласие, возместив возникшие при этом убытки[8]. В противном случае речь идет об ограничении прав изображенного, что недопустимо. Однако отзыв согласия в любой момент так же серьезно ограничивает права автора на произведение, в котором он использовал изображение.

Аналогичная позиция отражена и в судебной практике. Так, по иску К. к ООО «Читинский источник», ООО «Читинский источник» использовало в рекламе изображение гражданина К. с его письменного согласия. Через определённый промежуток времени гражданин К. решил отозвать свое согласие. Суд установил факт получения ответчиком первоначального согласия истца на обнародование фотографии, но при этом удовлетворил требования истца, пояснив, «что нормы ст. 152.1 ГК РФ предполагают дальнейшее использование изображение гражданина также только при наличии его согласия и что такое согласие продолжает оставаться непрерывно необходимым»[9].

Думается, при разрешении возникшей проблемы следует учитывать, и интересы лица, чье изображение используется, и интересы лица, использующего изображение на законных основаниях.

В. А. Микрюков предлагает исходить из того – возмездно или безвозмездно было получено согласие. Если лицо позировало за плату, то отзыв согласия не возможен. Если же изображение передано безвозмездно, то лицо в любой момент может свое согласие аннулировать[10]. При этом автор аргументирует вывод тем, что «легальное причисление права гражданина на изображение к разряду личных неимущественных прав с учетом правила п. 2 ст. 9 ГК РФ, согласно которому за исключением предусмотренных законом случаев отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, исключает возможность совершить бесповоротное отчуждение или безотзывную частичную передачу кому-либо такого нематериального блага как право на изображение»[11].

В целом соглашаясь с автором в вопросе о том, что возможность отзыва согласия следует рассматривать в непосредственной взаимосвязи с возмездностью его получения, необходимо отметить следующее.

По правовой природе само согласие на использование изображения есть ни что иное как сделка. Следовательно, на получение согласия распространяется правовой режим сделок. В литературе такого рода согласие рассматривают как одностороннюю сделку[12]. Полагаем, что речь идет о двухсторонней сделке, так как для ее совершения необходимо наличие воли двух лиц – изображенного и лица, использующего изображение. При этом в силу действующего законодательства, никакого одностороннего отказа изображенного лица (при условии, что оно давало свое согласие) не может быть (ст. 310 ГК РФ). При таком понимании согласия сразу снимается вопрос, так же вызывающий дискуссию в научной литературе, о форме согласия – письменное или устное. В данном случае необходимо применять правила о форме сделок (ст. 161 ГК РФ).

При этом, нельзя не отметить, что норма ст. 152.1 ГК РФ, в целом, сформулирована таким образом, что создается впечатление об имущественном характере права на изображение, так как в норме указанной статьи речь идет о возможности продажи собственного изображения, то есть использовании его в гражданском обороте. Анализ статьи вызывает сомнения по поводу не отчуждаемости и непередаваемости данного нематериального блага. В литературе в отношении данной нормы уже высказывалось мнение о том, что по сравнению с западным законодательством «право на изображение в России de lege ferenda является имущественным правом, которым лицо может беспрепятственно и свободно распоряжаться, определяя способы, пределы, формы своего изображения и т.д.»[13].

У нематериальных благ отсутствует материальное содержание. Имя, честь и достоинство сами по себе не могут выражаться в денежном или ином материальном эквиваленте. Имущественные последствия могут наступать только тогда, когда нарушается личное неимущественное право на конкретное благо. Например, в средствах массовой информации опорочили имя человека. У него возникает право требовать возмещения вреда. В случае же с изображением гражданина, законом предусмотрена прямая возможность получать за свое изображение имущественный эквивалент (п. 1 ст. 152.1 ГК РФ). Более того, исходя из предусмотренной возможности родственников давать согласие после смерти изображенного лица на использование и обнародование произведений с его изображением, следует, что это право передается по наследству, а передача по наследству личных неимущественных прав и нематериальных благ запрещена законом (ч. 3 ст. 1112 ГК РФ), за некоторым исключением, например, передается право на защиту личных неимущественных прав).

Таким образом, корректировка нормы ст. 152.1 ГК РФ должна, во-первых, исключить материальные аспекты в понимание нематериального блага, а, во-вторых, четко обозначить, что согласие изображенного лица, данное автору произведения искусства следует рассматривать как двухстороннюю сделку, расторжение которой возможно только по соглашению сторон, а также в случаях, предусмотренных законом.

Существует значительная коллизия и по срокам действия права на изображение и авторского права. Срок охраны интересов изображенного лица не ограничивается периодом его жизни. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии – с согласия родителей. При этом, следует обратить внимание, что согласие должно быть получено и у супруга, и у детей. Отсутствие согласия хотя бы одного из перечисленных родственников не дает право на обнародование и использование изображения.

Таким образом, право на охрану изображения не ставит охрану интересов изображенного гражданина в зависимость от истечения сроков действия исключительных прав автора. Следовательно, создается коллизия между нормами авторского права и нормами, направленными на охрану изображения.

Исключительное право действует в течение всей жизни автора и семидесяти лет после смерти, вслед за тем произведение искусства переходит в общественное достояние, а, следовательно, может свободно использоваться любым лицом без чьего-либо согласия. Однако, если речь идет о произведении, содержащим изображение гражданина это правило не действует. Для его использования требуется согласие изображенного лица, либо пережившего супруга, детей, родителей. Следовательно, действие исключительных авторских прав прекращается, а право на нематериальное благо – изображение, продолжает действовать. Таким образом, использовать такое произведение искусства либо невозможно, либо крайне затруднительно.

Для защиты прав авторов необходимо синхронизировать сроки охраны и защиты. В частности, по нашему мнению, следует исключить получение согласия родственников изображенного лица на обнародование и использование изображения. Такое исключение снимает, по нашему мнению, две существующие проблемы: первая – срок действия права на защиту изображения сократится до периода жизни изображенного лица, и после его смерти автор произведения искусства, либо правообладатель сможет обнародовать и использовать его беспрепятственно.

Второе – родственники умершего изображенного лица не смогут отозвать согласие, полученное от самого изображенного лица. Мы уже высказывали мнение, что они не могут это сделать, так речь идет о двухсторонней сделке, но в силу действующего законодательства и сложившейся судебной практики, эта норма толкуется неоднозначно.

Третье – согласие родственников на использование изображения умершего лица необходимо исключить и в силу того, что право на изображение относится к нематериальным благам, которые характеризуются не отчуждаемостью и непередаваемостью. Следовательно, ни о какой передачи после смерти права на то, чтобы дать согласие на использование изображения или отозвать его быть не может. Более того, действующее законодательство прямо запрещает переход по наследству личных неимущественных прав и нематериальных благ (ч. 3 ст. 112 ГК РФ). Возможна защита личных неимущественных прав умершего его наследниками, но это право в данном случае никто не оспаривает. Более того, нематериальные блага тесно связаны с конкретной личностью и носят строго личный характер. Это означает, что другие лица не могут осуществлять прав на нематериальные блага, принадлежащие иному лицу.

Не маловажным для нахождения равновесия между авторскими правами и правом на изображение является цель использования изображения.

Здесь следует вернуться к истокам того, почему в современном законодательстве появилась норма о защите изображения[14]. Внесение в закон правил о защите права на изображение явилось закономерным следствием коммерциализации нематериальных благ, например, путем незаконного использования изображения гражданина в рекламе и как следствие, вызвало необходимость защиты прав изображенного лица. Однако, на наш взгляд, законодатель поспешил воспользоваться опытом ГК РСФСР (1964г.) и не учел современной экономической и правовой ситуации, а самое главное не смог предотвратить возникновение коллизии между уже существующими правами на творчество, на информацию и правом на изображение. Таким образом, лейтмотивом всех изменений явилась необходимость запретить использование изображения гражданина без его согласия в коммерческом обороте.

Полагаем, что цель использования изображения при регулировании данных правоотношений должна иметь ключевое значение. При использовании изображения в рекламе, а также в иных целях, направленных на извлечение прибыли, согласие следует получать всегда. Сложнее обстоит дело с произведениями искусства. И здесь в большей степени речь идет о фотографическом и киноискусстве. С изобразительным искусством вопрос решается просто, так как предполагается, что если лицо позирует художнику или скульптору, то делает он это добровольно, то есть имеется его согласие. Более того, в других случаях (фото-, видео съемка) позирование гражданина должно рассматриваться как выражение его положительного волеизъявления. Что же касается видео и фото фиксации в общественных местах, то необходимо, как и в действующем законодательстве, предусмотреть ряд исключений. При этом исключения должны касаться не только государственных и общественных нужд или съемки в публичных местах, но и обеспечивать реализацию другого конституционного права граждан – права на информацию. При совершенствовании данной нормы должен учитываться и другой важный принцип – не причинение вреда разглашением информации о личной или семейной жизни.

Библиографический список

Иванов И. Портрет неизвестного // ЭЖ-Юрист. – 2012. – N 47. – С. 6

Колосов В., Шварц М. Право на изображение в российском праве с учетом зарубежного опыта // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. – 2008. – N 5. – С. 4 - 16.

Малеина М.Н. Использование в рекламе изображения гражданина: правовые основания и последствия // Закон. – 2007. – N 10. – С. 21 - 26.

Микрюков В. А. О возможности отмены согласия гражданина на использование его изображения // Юрист. – 2013. – N 13. – С. 23

Эрделевский А. М. Об охране изображения гражданина // СПС «КонсультантПлюс», 2007.

Bibliography

Ivanov I. Portrait of an unknown // PE-Lawyer. - 2012. - N 47. - S. 6

Kolosov V., Schwartz M. The right image in Russian law, taking into account international experience // Intellectual Property. Copyright and related rights. - 2008. - N 5. - C 4 - 16.

Malein M.N. Use in advertising image of the citizen: legal grounds and consequences // Act. - 2007. - N 10. - pp 21 - 26.

Mikryukov V.A. possibility of lifting the consent of the citizen to use his image // Lawyer. - 2013. - N 13. - S. 23

Erdelevsky A.M. On protection of citizen's image // ATP "Consultant", 2007.

Следовательно, несовершеннолетний, достигший восемнадцатилетнего возраста, не вправе отозвать согласие, данное его законными представителями на использование изображения. Но такое утверждение противоречит прямому указанию закона: обнародование и использование изображения гражданина «допускаются только с согласия этого гражданина» (п. 1 ст. 152.1 ГК РФ). Безусловно такая ситуация порождения несовершенством нормы, заложенной в обозначенной статье. Более того, подобная ситуация с получением согласия от третьих лиц может складываться в случаях использования изображения совершеннолетнего, но недееспособного гражданина. Полагаем необходимым расширить перечень лиц, имеющих право давать согласие на использование изображения гражданина, за счет включения в перечень законных представителей, опекунов и попечителей.

____________________________ 

[1] Разъяснения Роскомнадзора «О вопросах отнесения фото- и видео- изображения, дактилоскопических данных и иной информации к биометрическим персональным данным и особенности их обработки» // Экономика и жизнь (Бухгалтерское приложение) от 13 сентября 2013. – N 36.

[2] Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 25.09.2013 по делу N 33-7872-13. // Гладкая Е.И. Аналитический обзор практики по спорам в сфере интеллектуальной собственности. Личные неимущественные права автора // Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2014

[3] Иванов И. Портрет неизвестного // ЭЖ-Юрист. – 2012. – N 47. – С. 6

[4] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 N 16 (ред. от 09.02.2012) «О практике применения судами Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – август, 2010. – N 8.

[5] По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 7 февраля 2012 года (вынесено Большой Палатой) (Von Hannover v. Germany (N 2) (N 40660/08 и 60641/08) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. – 2012. – N 8.

[6] Федеральный закон от 27 июля 2006 N 152-ФЗ (ред. от 21.07.2014) «О персональных данных» // Собрание законодательства РФ от 31 июля 2006. – N 31 (1 ч.). – Ст. 3451.

[7] Иванов И. Портрет неизвестного // ЭЖ-Юрист. – 2012. – N 47. – С. 6

[8] См.: Малеина М.Н. Использование в рекламе изображения гражданина: правовые основания и последствия // Закон. – 2007. – N 10. – С. 21 - 26.

[9] См.: решение Железнодорожного районного суда г. Читы от 26 марта 2008 г. по делу по иску К. к ООО «Читинский источник». См.: Микрюков В. А. О возможности отмены согласия гражданина на использование его изображения // Юрист. – 2013. – N 13. – С. 23

[10] См.: Там же – С. 23

[11] Там же – С. 23

[12] См.: Эрделевский А. М. Об охране изображения гражданина // СПС «КонсультантПлюс», 2007.

[13] Колосов В., Шварц М. Право на изображение в российском праве с учетом зарубежного опыта // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. – 2008. – N 5. – С. 4 - 16.

[14] Необходимо отметить, что сходная норма содержалась в свое время в ст. 514 ГК РСФСР (1964 г.). Однако ранее охранялось лишь право на изображение в произведениях изобразительного искусства. Гражданский кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 11.06.1964) (ред. от 26.11.2001) // Ведомости ВС РСФСР. – 1964. – N 24. – Ст. 407.